Понятие обязанностей человека и гражданина по Основному закону РФ И Классификация обязанностей

Оцените статью

091714 0051 1 Понятие обязанностей человека и гражданина      по Основному закону РФ  И Классификация обязанностей «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства»1. Данный конституционный принцип настолько глубоко вошел в нашу правовую действительность, что реально стал базисом развития всего законотворческого процесса в Российской Федерации.

Однако данный принцип, а также вытекающие из него правомочия, известны Российскому праву не так давно.

Совсем недавно, Конституции нашей страны гласили: «использование гражданами прав и свобод не должно наносить ущерб интересам общества и государства…»2. То есть, фактически, права личности, рассматривались через призму интересов государства, а конституции носили зачастую формальный (декларативный характер).

Как известно, Конституция (как, например, Основной закон СССР 1936 года) может быть «самой демократической конституцией в мире», но насколько ее положения были реализованы в политической практике – другой вопрос.

Гарантируются ли в современном Российском государстве конституционные права и свободы? Что следует понимать под гарантией конституционных прав и свобод человека и гражданина? Как они соотносятся с обязанностями? Эти и другие вопросы требуют обстоятельных ответов.

Актуальность данного исследования подтверждается следующим. Конституция определяет не только основные гражданские права и свободы граждан, но и закрепляет их основные обязанности. Обязанности – составная часть правового статуса личности. Они тесно связаны с правами и свободами человека и гражданина, и этим следует объяснить то обстоятельство, что обязанности закрепляются в гл 2. Конституции России («Права и свободы человека и гражданина». Нельзя представить себе человека, несущего только обязанности, как невозможны и права человека без обязанностей. Свобода только тогда становится реальной, когда она приобретает черты порядка, основанного на праве, а порядок это и есть единство прав и обязанностей.

Отсутствие в литературе полновесного анализа понятия обязанностей вовсе не означает недооценки их роли в правовом регулировании поведения членов нашего общества. Напротив, все авторы, в той или иной мере затрагивающие проблему обязанностей, довольно единодушно подчеркивают их важное значение в укреплении общественной дисциплины и правопорядка. Видимо, причина недостаточной разработки понятия юридической обязанности заключается в другом – в кажущейся простоте. «В Уголовном кодексе, в законах, регулирующих финансовую деятельность государства, административную деятельность государства и т.д., всюду мы найдем указания на известного рода обязанности и повинности гражданина»1.

Конституционные обязанности личности – лишь небольшая часть всех тех обязанностей, которые закон возлагает на нее. Они отличаются от прочих обязанностей граждан рядом особенностей, и все же можно говорить о едином понятии юридической обязанности независимо от того, в каком нормативном акте она записана.

Как известно, правовая норма, закрепляя должное поведение людей, регулирует их деятельность посредством установления либо прав, либо обязанностей. Категория «должное поведение», т.е. поведение, обеспечиваемое принудительной силой государства и соответствующей санкцией в юридической норме, отражает специфику права в целом, отличие правовых от всех других социальных норм. Однако она не дает достаточного представления о правах и обязанностях как таковых, не делает между ними каких-либо различий. Они в рамках должного существуют в степени долженствования, хотя эту степень категория «должного» не в состоянии выразить. Она не может быть с надлежащей полнотой отражена в категориях «возможности» и «необходимости»1.

Правовая необходимость полнее всего раскрывает существо юридической обязанности. Она, с одной стороны, указывает, что эта обязанность существует и развивается в рамках должного, установленного законом и обеспечиваемого государством поведения. С другой же стороны, она выражает содержание обязанности и присущую ей специфику. «Необходимость» для раскрытия обязанности играет такую же роль, какую в понятии прав и свобод личности выполняет «возможность».

В данном случае необходимость указывает то направление, в котором должен идти научный поиск при определении понятия юридической обязанности. Очевидно, юридическая обязанность есть не просто должное (правомерное) поведение, а это также и характеризуемое определенным качеством (вид) и находящееся в определенных границах (мера) поведение. Здесь налицо переход от сущности первого порядка к сущности второго порядка. Вторая выражает специфику правовой обязанности полнее и глубже, чем первая, и потому она является содержательнее ее.

Н.С. Братусь и С.Ф. Кечекьян определяют обязанность не через «должное», а через «долженствование». По мнению С.Н. Братуся, «обязанность, будучи мерой поведения, означает «долженствование», необходимость этого поведения со стороны обязанного лица…»2.

«Долженствование», как и «необходимость», в отличие от «должного» выражает внутреннюю сторону обязанности. Оно позволяет взглянуть на обязанность как бы изнутри ее, со стороны обязанного субъекта, а не государства, установившего должное поведение и озабоченного тем, чтобы оно было исполнено.

С.Ф. Кечекьян3, раскрывая понятие обязанности через «долженствование», трактует его как «необходимость» и в своем определении предпочитает использовать термин «необходимость», хотя и оговаривается, что употребление этого термина связано с некоторыми неудобствами. С.Ф. Кечекьян считает, что «правовая обязанность есть обусловленная … необходимость определенного поведения»1. Поскольку необходимость чаще всего употребляется в философском значении и здесь не связана с действующими в природе и обществе закономерностями, то он поясняет: необходимость употребляется не только в философском, но и в других смыслах.

Термин «необходимость» в данном случае используется в смысле «социальной связанности» поведения обязанного субъекта. По мнению С.Ф. Кечекьяна, здесь речь идет «о связанности, создаваемой правопорядком, о необходимости, диктуемой нормами права и всей системой поведения людей».

Иначе говоря, содержащаяся в правовой обязанности необходимость в первую очередь вытекает не из объективных законов общественного развития, а из правовых норм. Но с точки зрения установленного государством правопорядка обязанность – это то же общественно необходимое поведение. Как видно, в данном случае идет речь о правовой необходимости, обусловленной природой существующего в стране общественного и государственного строя, т.е. конституционного строя.

Как юридическая возможность, так и правовая необходимость особенно отчетливо проявляются в конституционных правах, свободах и обязанностях людей.

В литературе предпринята не лишенная интереса попытка раскрыть понятие обязанности через категорию возможности. Так, Г.В.Мальцев полагает, что «юридическая обязанность есть не только должное, но и возможное в человеческом поведении». Однако содержащееся в обязанности возможное поведение в отличие от возможности, заключенной в субъективном праве, является одновременно и государственно необходимым. «Обязанность, — утверждает он, – есть возможность поведения, имеющая необходимый характер, т.е., возможное в поведении одновременно является и необходимым».

Как видно, здесь правильно подмечена связь правовой возможности и правовой необходимости. В праве эти категории не только взаимосвязаны, но и взаимно проникают. И, видимо, обоснованно будет характеризовать юридические права и свободы и юридические обязанности качествами возможного и необходимого поведения. Это особенно отчетливо можно проследить на примере конституционных прав и свобод и обязанностей. Как известно, право на основное общее образование является обязательным (ч. 4 ст. 43 Конституции РФ)1. В этом предписании Конституции заключаются и возможность (право) и необходимость (обязанность). В органическом соединении возможность и необходимость находятся также и в политических правах и свободах.

Не следует из этого делать вывод, что как юридические права и свободы, так и юридические обязанности целесообразно раскрывать через категорию возможности. Представляется, что это делать нецелесообразно. Во-первых, потому, что при этом смазываются различия между правами и обязанностями, поскольку и права и обязанности в равной мере определяются как правовая возможность. Во-вторых, характеризуя как права и свободы, так и обязанности в виде правовой возможности, нужно оговориться, что в последнем случае речь идет о необходимой по закону возможности. Но необходимая по закону возможность и есть правовая необходимость. Методологически правильнее будет раскрывать понятие прав и свобод через категорию правовой возможности, а юридических обязанностей – через категорию правовой необходимости. Такой подход позволяет установить существующие различия между правами, свободами и обязанностями, вскрыть содержание каждого из этих правовых явлений. К этому же выводу в итоге приходит сам Г.В. Мальцев2. «Государственное признание необходимости поведения, – пишет он, – такова основная специфическая черта обязанностей в отличие от субъективных прав». Хотя понятие обязанностей следует раскрывать через правовую необходимость, вместе с тем нужно помнить, что между необходимостью и возможностью нет барьера, «китайской стены», что необходимость, имея строгие рамки, содержит в себе известные возможности.

Основные обязанности человека и гражданина являются основополагающими (вместе с правами и свободами) понятиями в вопросе о правовом статусе личности.

В правовом государстве обязанности представляют собой комплекс морально-правовых требований, предъявляемых к личности и вытекающих из объективных потребностей развития и совершенствования общества, самой личности1. «Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав»2.

В литературе традиционно большое внимание уделяется правам и свободам человека и гражданина. Однако предоставление всем одних только прав без каких-либо обязанностей означало бы упразднение всякой свободы и демократии, так как свобода одного неизбежно выступает как мера ограничения свободы других, как следствие их обязанностей. Вот почему необходимо, не забывая о правах и свободах, глубоко раскрыть вторую сторону неразрывного диалектического единства: обязанности, ответственность, общественный долг, дисциплина и организованность граждан, – ибо те широкие права и свободы, которыми они располагают, могут быть успешно реализованы только при выполнении ими своих обязанностей.

Носитель конституционных обязанностей, например, должен строго следовать предписанным законом виду и мере поведения, но в границах этого правового требования он может проявлять свою самостоятельность и активность как в постановке цели, так и в ее реализации. В условиях демократического общества обязанное лицо является не пассивным объектом государственного властвования, а активной личностью, для которой практическое воплощение в жизнь обязанностей есть свободный творческий процесс, полный инициативы и созидания.

Конституционные права, свободы и обязанности прежде всего опосредуют отношения и связи между государством и его гражданами. Возлагая на граждан основные обязанности, государство сохраняет за собой возможность в лице соответствующих органов устанавливать содержание и объем этих обязанностей путем издания конкретизирующих актов, определять условия их исполнения, принимать меры воздействия к тем, кто злостно уклоняется от их несения. Подобно тому как конституционным правам и свободам соответствуют обязанности государства, выражающиеся в гарантиях этих прав, так и конституционные обязанности сопряжены с полномочиями государства и его органов создавать, руководствуясь принципами законности, такие условия, предпринимать такие меры, которые должны обеспечить неуклонное исполнение содержащихся в обязанностях предписаний. Иначе говоря, предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство берет на себя бремя гарантировать эти права и сохраняет за собой возможность в пределах правопорядка прибегнуть к широкому диапазону мер от убеждения до принуждения – с тем, чтобы установленные обязанности были исполнены.

Единство прав и обязанностей в нашем обществе является важнейшим принципом, выражающим гармоническое сочетание личных и общественных интересов, взаимную ответственность и взаимные социальные требования, притязания гражданина и правового государства. Тезис о том, что «нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав», получает здесь реальное воплощение. При этом обязанности, как и права, носят реальный характер и коренным образом отличаются от тех обязанностей, которые декларативно провозглашаются в Конституциях социалистических стран, где государство – чужая для них сила, сила, служащая интересам одной лишь, господствующей во всех сферах общественной жизни партии1.

Именно в обязанностях раскрывается связь человека и гражданина с государством. Обязывающие нормы помогают проследить те моменты, в которых государство выступает не только как «даритель» (прав, свобод…) но и как непосредственный «получатель». В современном развивающемся обществе, с постепенным переходом к правовому государству очень важно четко определять и прослеживать связь государства и личности, развитие и становление правового статуса личности1.

Обязанность независимо от оснований ее возникновения с большей или меньшей степенью конкретности программирует поведение, за пределы которого обязанное лицо выйти не может. Воля последнего в выборе варианта поведения детерминирована нормой права или волей управомоченного лица, предписывающими то или иное поведение, целесообразность которого в сложившейся ситуации определяет не обязанное лицо, а его контрагент или законодатель. Поэтому обязанность сковывает инициативу, предоставляя субъекту только свободу для выбора возможного варианта поведения.

Различие между правами и обязанностями проявляется в стимулах их реализации. В отношении субъективного права это интерес, формируемый жизненными обстоятельствами. Без него право бездейственно. У обязанности иной правовой источник стимулирования – возможность применения принуждения.

Наибольшая свобода правового субъекта налицо, когда он по своему усмотрению определяет как цели, так и средства к их достижению. В тех случаях, когда цели заданы, субъект может выбрать лишь средства. В такой ситуации государство заинтересовано в реализации правовых средств, будь то обязанности или субъективные права. Поэтому законодатель, предоставляя права и возлагая обязанности, должен учитывать механизм их действия. Наделение субъективными правами оправдано тогда, когда субъект сам стремится к их реализации. В противном случае на него должна быть возложена правовая обязанность. Нарушение этой закономерности ведет к разлаженности правового механизма, утрате его упорядочивающего общественные отношения качества.

Если правам и свободам личности в действующей ныне Конституции и в литературе уделяется большое внимание, то этого нельзя сказать об основных обязанностях. В Конституции содержатся лишь пять статей, посвященных обязанностям. В литературе же имеются лишь отдельные статьи, в которых они анализируются.

Особенность закрепления обязанностей в Конституции РФ заключается в том, что обязанности не выделены в отдельный раздел или параграф.

Обязанности — составная часть правового статуса личности. Они тесно связаны с правами и свободами человека и гражданина, и этим следует объяснить то обстоятельство, что обязанности закрепляются в гл. 2 Конституции России («Права и свободы человека и гражданина»). Нельзя представить себе человека несущего только обязанности как невозможны права человека без обязанностей. Свобода только тогда становится реальной когда она обретает черты порядка основанного на праве, а порядок это и есть единство прав и обязанностей.

Конституционные обязанности человека и гражданина – это выраженные в конституционно-правовых нормах притязания конкретного государства к поведению любых лиц, находящихся на его территории. К этому определению, соответственно, относятся как граждане, так и не граждане данного государства.

Иными словами обязанности можно определить как конкретную (нормированную) форму выражения ответственности. Будучи предписаниями о должном, они представляют собой четко зафиксированный в законодательном порядке реестр требований, предъявляемых обществом к личности. Этот реестр выражает минимум, а не максимум, так как законом нельзя охватить всего содержания и всех форм проявления ответственности. Юридические обязанности – лишь официальные определители вида и меры желательного поведения, выражение государственной необходимости. Общественно необходимое поведение постулируется в законе как юридическая обязанность, исполнение которой поддерживается авторитетом власти.

И в то же время – это выражение свободы индивида, ибо свобода есть мера необходимости. Обязанности устанавливаются как в интересах общества, так и в интересах самого правообязанного субъекта. Конечно, отдельно взятая юридическая обязанность ограничивает в известной мере свободу индивида, его волю, желания; она может внешне восприниматься им как нечто стесняющее его действия, как форма принуждения (например, обязанность защиты отечества и уплаты налогов). Там не менее обязанность, наряду с правом, – предпосылка свободы и, в конечном счете, выражает собственные интересы ее носителя, даже если он этого не осознает1.

В конституционных обязанностях выражается ответственность личности перед обществом, человека перед государством. Осуществление конституционных обязанностей обеспечивает нормальное функционирование государства и жизнедеятельность общества. Несоблюдение конституционных обязанностей влечёт юридическую ответственность, установленную законом.

В научной литературе имеются другие подходы в области интерпретации природы и содержания основных обязанностей. Их обычно истолковывают либо в связи с правами и свободами, пределами их осуществления, либо с принципами, прежде всего, с идеями равноправия. По словам немецкого исследователя Х. Хофмана, «основные обязанности в сочетании с принципом равенства так сильно выросли с момента своего возникновения, что могут пониматься даже как основное право на равное распределение обязанностей…».

В отличие от прав (свобод) основные обязанности имеют широкомасштабное содержание. В Конституции они проявляются прежде всем в форме правового требования исполнять установленные законом вид и меру поведения либо воздерживаться от этого. Вследствие широкой формы обобщения обязанность нередко опирается не только на правовые нормы, но и нормы морали. «Иными словами, основные обязанности граждан сочетают в себе качества юридического веления с качествами морально-идеологического императива, а их нормативность обеспечивается действием своих элементов их содержания, т.е. нравственным долженствованием и юридической обязанностью»2.

Российская Конституция устанавливает прямое действие своих предписаний (ч. 1 ст. 15). «Права и свободы человека и гражданина, – согласно ст. 18, – являются непосредственно действующими»1. Если закрепленные конституцией права и свободы в отдельных случаях могут применяться непосредственно, то записанные в ней обязанности по общему правилу лишены такой возможности. В самом деле, ст. 57 предписывает каждому обязанность платить установленные законом налоги и сборы. Как видно из содержания указанной статьи, тут провозглашается общий принцип – «платить установленные законом налоги и сборы». Однако для осуществления этого принципа не-достаточно выполнения лишь этого правила. Для претворения в жизнь этого требования необходим специальный закон или даже несколько, которые определяли бы субъектов налогообложения, размер и виды налога и пр. Поэтому прямое действие норм, закрепляющих конституционные обязанности, без подкрепления их специальным законодательством крайне затруднительно или вообще невозможно.

Обязанности в основе правового статуса человека и гражданина в реальной действительности выполняют разнообразные многоцелевые функции и социальные роли. В литературе они характеризуются следующим образом: «одно из составляющих правового статуса личности; вид и мера должного поведения; гарантия и необходимое условие осуществления прав и свобод граждан; фактор укрепления законности и правопорядка, выполнения функций государства»2.

Если юридические права характеризуются содержащейся в них личной свободой, то наиболее существенное в обязанностях заключается в ответственности за исполнение предписаний закона. Ответственность – социально-правовой фактор, который, с одной стороны, связывает обязанного субъекта существующим правопорядком, а с другой – стимулирует его активность, обеспечивает строгое и неуклонное исполнение обязанностей.

Конституционные обязанности устанавливаются как в целях осуществления интересов всего общества, государства, так и в интересах каждого отдельного гражданина. Обязанности, подобно конституционным правам и свободам, не следует отрывать от целей, выражением которых являются интересы.

Весь проделанный анализ позволяет определить понятие конституционных (основных) обязанностей.

Конституционная «основная» обязанность – это установленная государством в интересах всех членов общества и закрепленная в его Конституции необходимость, предписывающая каждому гражданину определенные вид и меру поведения и ответственность за ненадлежащее его исполнение.

Но прежде чем начать разговор об основных обязанностях граждан Российской Федерации нужно особо отметить принцип равенства обязанностей, он закреплен в ч.2 ст. 6 Конституции Российской Федерации 1993 года. В нем в частности говорится, что каждый гражданин обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. В практическом плане это означает, что ни один гражданин не должен уклоняться от обязанностей, и это правило в равной мере распространяется на всех граждан.

Наряду с правами и свободами, как уже было сказано выше, обязанности являются составной частью правового статуса личности. Этим и определяется то, что они закрепляются в гл. 2 Основного закона. Права и обязанности выступают как две неразделимые категории диалектического единства. Нельзя представить себе человека, несущего только обязанности, как невозможны и права человека без обязанностей. Свобода только тогда становится реальной, когда она обретает черты порядка, основанного на праве, а порядок это и есть единство прав и обязанностей.

Некоторые обязанности человека, наряду с правами, возникают только с достижением определенного возраста, например, воинская обязанность.

Согласно ч. 2 ст. 6 Конституции, что ни один гражданин не должен освобождаться или уклоняться от обязанностей, это бремя в равной мере распространяется на всех граждан. Принцип равенства обязанностей по общему понятию распространяется на граждан и не граждан. Конституция не освобождает не граждан от некоторых обязанностей (платить налоги, сохранять природу), коль скоро за ними закреплены многие права и свободы. Но некоторые обязанности на этих лиц не распространяются, они свойственны только гражданам (защищать Отечество и др.).

Некоторые конституционные нормы устанавливают обязанности специальных субъектов права (например, обязанность должностных лиц органов государственной власти и органов местного самоуправления обеспечить возможность граждан возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающих их права и свободы). Некоторые конституционные нормы устанавливают обязанности-запреты (например, запрет пропаганды социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства).

Итак, конституционные обязанности как равноценная составная часть правового статуса личности – это закрепленное конституционными нормами обязательное поведение человека и гражданина, когда на стороне государственных органов, органов местного самоуправления и других физических лиц имеется право требовать выполнение предписанных Конституцией правил.

Конституционные обязанности могут возникать у гражданина и (или) человека, следовательно возможно разделение конституционных обязанностей на обязанности граждан и обязанности людей (сюда необходимо включить лиц без гражданства и иностранных граждан).

Конституция Российской Федерации закрепляет следующие обязанности:

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. М., 2003.
  2. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для ВУЗов. М., 2004.
  3. Баглай М.В, Туманов В.А. Малая энциклопедия конституционного права М., 2004.
  4. Бережнов А.Г.Права личности. Некоторые вопросы теории М., 2001.
  5. Бондарь Н.С. Гражданин и Российское государство: конституционные основы взаимоотношений. – Ростов-на-Дону, 2000.
  6. Воеводин Л.Д. Конституционные права и обязанности советских граждан М., 1972
  7. Введенский Ю.В., Слитенко Л.А. Конституционные гарантии прав граждан. Л., 1980.
  8. Воеводин Л.Д. Юридический статус личности в России. М., 2001.
  9. Ескина Л.Б. Два юбилея Российской Конституции // Правоведение. №1. 1999.
  10. Керимов Д.А. Категории действительности и возможности в праве // Советское право. 1968. №8.
  11. Кечекьян С. Ф. О понятии источника права // Ученые записки МГУ. Вып. 116. М., 1946
  12. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2002.
  13. Конституция РФ и совершенствование механизма защиты прав человека М., 2004.
  14. Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М, 2003.

     

  15. Мартышин О.В. Политическая обязанность // Государство и право. 2000. N 4.
  16. Масленников В.А.Конституционные обязанности советских граждан М., 1972
  17. Матузов Н.И., Семенеко Б.М. Исследование проблемы юридических обязанностей граждан СССР // Сов. государство и право. 1980. N 12.
  18. Механизм защиты прав человека в России М., 2003.
  19. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. В.В.Лазарев. СПС «Гарант». 2003.
  20. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Окунькова Л.А. М., 1999.
  21. Постатейный комментарий к Конституции Российской Федерации / Под общ. ред. В.Д. Карповича.-М.:Юрайт-М; Новая Правовая культура, 2002.
  22. Права человека: итоги века, тенденции, перспективы // Государство и право. 2001. №5.
  23. Правоохранительные органы РФ / Под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Семенова. М., 1998.
  24. Чиркин В.Е. Конституционное право России. Практикум. М., 2002.

     

     

     

     

     

     

     


     

Комментирование закрыто.

Вверх страницы