АСОЦИАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ПОВЕДЕНИЯ В СУБКУЛЬТУРЕ ПОДРОСТКОВ. НА ПРИМЕРЕ ТАБАКОКУРЕНИЯ

Оцените статью

А
040515 0003 1 АСОЦИАЛЬНЫЕ ФОРМЫ ПОВЕДЕНИЯ В СУБКУЛЬТУРЕ ПОДРОСТКОВ. НА ПРИМЕРЕ ТАБАКОКУРЕНИЯктуальность темы исследования. 2009 год объявлен в нашей стране годом молодёжи, а значит проблемы этой части населения страны выходят на первый план. Они становятся особенно актуальными в условиях перехода
российского общества
к рыночным отношениям, когда произошли изменения во всех сферах общественной жизни – экономической, политической, социальной, духовной.

При этом наряду с позитивными переменами выявился ряд острых социальных проблем, непосредственно влияющих на социализацию подрастающего поколения. Ослабление влияния государственных органов на происходящие в обществе процессы, снижение роли социальных институтов в воспитательной работе, ухудшение благосостояния большинства семей, рост насилия обострили проблему отклоняющегося поведения несовершеннолетних подростков.

Для учащихся с их социальной неуверенностью характерно объединение в однородные по возрасту и социальной принадлежности группы сверстников с
особой субкультурой. Ценностные ориентации и нормы группы
адаптируют подростка к самостоятельной жизни, удовлетворяя одновременно и
специфически молодежные потребности в стиле поведения, моде, досуге,
коммуникации. Факторы, отдаляющие подростковую субкультуру от мира
взрослых, связаны с противоречивостью норм взрослой жизни, резкими
культурными и технологическими изменениями, одиночеством, противоречивым влиянием средств массовой коммуникации, неустойчивостью социальной среды. В таких условия группы учащихся-подростков и молодежи тяготеют к различным формам отклоняющегося поведения – от социально отчужденных форм до агрессии, фанатизма [44.c.25]. Сюда входит и такая форма поведения как табакокурение.

В то время как в Европе и в Америке все больше и больше распространяется приверженность здоровому образу жизни, у нас заметна совершенно противоположная тенденция. По данным исследований современный российский школьник начинает курить в среднем в 8 лет. А массовым табакокурение среди школьников становится примерно в 11-12 лет [41.c.40]. А ведь курение и школьник несовместимы. Школьные годы — это годы роста как физического, так и умственного. Организму нужно много сил, чтобы справиться со всеми нагрузками. Как известно, навыки, привычки, усвоенные в школьном возрасте, самые прочные. Это относиться не только к полезным, но и к вредным привычкам. Чем раньше дети, подростки, юноши, девушки познакомятся с курением и начнут курить, тем быстрее привыкнут к нему, и в дальнейшем отказаться от курения будет очень трудно.

Сегодня эта проблема осознаётся и на самом высоком государственном уровне. Депутаты Госдумы разрабатывают очередной пакет комплексных мер по профилактике табакокурения и никотинозависимости среди россиян.

Так, на предстоящие 4 года выделены почти 3,8 млрд. рублей на пропаганду здорового образа жизни и факторов вреда от курения. Только на 2009 г. Министерству здравоохранения и социального развития РФ выделено 800 млн. рублей на эту работу. Также готовятся изменения в законодательстве страны,
включающие меры по регламентации мест для курения, ужесточение системы штрафов за нарушение этого закона, ограничение рекламы табачных изделий. Кроме того, готовится серия поправок в административный кодекс, ужесточающих наказание за продажу сигарет детям [41.c.42]. Но чтобы эти меры привели к положительному результату, соответствующая работа должна вестись и на региональном уровне.

Надо сказать, что в нашем крае борьба с распространением различных форм отклоняющегося поведения среди несовершеннолетних ведётся давно. Например, уже в течение ряда лет активно действует губернаторская программа «Антинарко», в рамках которой ведётся как борьба с незаконным оборотом и потреблением наркотических средств, так и пропаганда здорового образа среди молодежи. А с 1 августа 2008 года в Краснодарском крае вступил в силу закон «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Краснодарском крае», исполнение которого принесло значительный положительный эффект. Так, за истекший период почти на четверть снизилось количество фактов участия несовершеннолетних в противоправных деяниях. Сократилось количество преступлений, совершенных в отношении самих несовершеннолетних. Ужесточилось наказание за продажу табачных изделий и алкогольной продукции детям. Между тем постоянного мониторинга подросткового курения в крае не ведётся, из-за чего становится невозможным оценить результативность принимаемых мер.
И если в Краснодаре последнее подобное исследование проводилось в 2005 г., то во многих районных центрах (в нашем случае ст. Новопокровская) таких исследований не было вообще. В этой связи исследование табакокурения среди несовершеннолетних в этом районе становится особенно актуальным.

Степень научной разработанности проблемы

Исследуемая в дипломной работе проблема относится к категории сложных явлений, находящихся на стыке изучения различных наук: социологических, философских, педагогических, психологических, культурологических, каждая из которых имеет собственные подходы к ее рассмотрению и обоснованию.

Изучению наследственной и биологической сущности девиантного поведения посвящены работы Кречмера Э, Ломброзо Ч., Шелдона У; внутриличностным психологическим противоречиям и конфликтам с ближайшим социальным окружением — работы Тарда Г., Фрейда З., Фромма Э.. Социологическая трактовка девиации получила развитие в теории аномии Дюркгейма Э., Мертона Р., Парсонса Т., стигматизации в трудах Беккера Г., культурологическое объяснение обозначено в трудах Сатерленда Э. и других.

В отечественной науке теоретическое обоснование социологии девиантного поведения как специальной социологической теории рассмотрено в трудах Гилинского Я.И., Афанасьева В.С., Добрынина А.В., Кудрявцева В.Н., Нерсесянца В.С., Яковлева А.М.

Формирование личности подростка и проблемы отклоняющегося поведения в среде несовершеннолетних исследовались такими отечественными и зарубежными учеными как: Берджесс Э., Коэн А., Парсонс Т, Ричмонд М., Кон И.С., Лисовский В.Т., Шереги Ф.Э. и др.

Вопросами разрешения социальных проблем девиации, посредством применения социальных технологий занимались исследователи в этой области: Афанасьев В.Г, Курбатова В.И., Холостова Е.И., и др.

В публикациях, появившихся за последние годы, исследуются отдельные причины и мотивы девиантного поведения: изучению особенностей развития подростков, в различных типах семей, условий воспитания, положения семьи, ценностных ориентации неблагополучных семей и их влияние на формирование девиантности у детей посвящены работы Двойменного И.В., Харчева А.Г.,и др.; школьная дезадаптация, связанная с затруднениями учебной деятельности, различными факторами учебно-воспитательного характера, нарушающими процесс социализации была в центре изучения Димова В.М., Лунеева В.В., Попова В.А.; психогенные особенности и факторы, которые могут быть как причинами, так и следствием отклонений занимались Двойменный И.В., Якобсон П.; суицидальные наклонности анализировали Гилинский Я.И., Орлова И. и др.; искажение жизненных ориентаций, приводящие к преступности анализировали Аверина Н.В., Антонов А.И. и др.

Проблемам, касающимся непосредственно подростков «группы риска», в русле социализации на современном этапе трансформации общества посвящены работы Вайзмана Н.П., Драгуновой Т.В., Обуховой Л.Ф., Рождественской Н.А., Фонтана Д., которые акцентировали свое внимание на переходности подросткового возраста. В отечественной науке проблемы негативных форм девиантного поведения, распространенные в подростковой среде находятся в фокусе внимания многих исследователей: Воропая А.В. Копыта Н.Я., Левина Б.Я., и Левина М.Б., Скворцова Е.С. Осмыслением проблем наркомании занимались Габиани А.А., Дезорцев В.В., Пятницкая И.Н., Ягодинский В.Н..

М.В. Цилуйко (1998) отмечает негативное влияние средств массовой информации на пропаганду сексуальной распущенности среди молодежи. Л.Б. Филонов (1998) подчеркивает, что частотность сообщений о безнаказанности «заказных» убийств, о всесильности мафии, отсутствии реакции общества снижают чувствительность населения к отклонениям, а повторяющиеся конструкты закрепляются как наиболее целесообразные образцы поведения.

Интересное исследование проведено О.В. Теплоуховой во Владивостоке. В своей кандидатской диссертации «Экспертные суждения о  риске потребления алкоголя, табака и наркотиков в контексте трансформации общества»  (Владивосток, 2005), она, в частности,  приходит к тем же выводам, что И.Г. Ясавеев в докторской диссертации «Конструирование социальных проблем средствами массовой коммуникации» (Казань, 2006) и М.Г. Мацкевич в кандидатской диссертации «Наркотизм как предмет социологического исследования» (Санкт-Петербург, 2006): в России благодаря популизму политиков и деятельности СМИ происходит гиперпроблематизация наркотизма при депроблематизации алкопотребления и табакокурения.

Актуальность проблемы исследования обусловила следующую цель— выяснить, является ли курение нормой поведения в подростковой субкультуре.

В соответствии с целью работы были определены следующие задачи:

-проанализировать теоретические подходы в исследовании девиантного поведения.

-определить масштабы распространения табакокурения среди школьников в двух возрастных группах.

-на основе данных социологического исследования выявить социально- психологические особенности курящих школьников.

-выяснить основные причины курения, по мнению самих школьников.

-определить факторы, влияющие на приобщение подростков к курению.

В ходе исследования мы попытаемся подтвердить или опровергнуть следующую гипотезу: табакокурение глубоко укоренилось среди современных подростков, воспринимается ими как нома поведения и не осуждается, причем большинство опрошенных подростков, в обеих возрастных группах, курит регулярно.

Объектом исследования являются учащиеся 7-х и 11-х классов средней школы ст.Новопокровской.


Предметом выступает изучение особенностей распространения табакокурения среди подростков

Эмпирическая часть представлена материалами конкретного социологического исследования школьников ст.Новопокровской, проведенного автором в 2009 г. Объем выборочной совокупности составил 80 человек. Также были проведены 6 интервью с курящими школьниками.

 

1 Становление и развитие теоретических и методологических представлений о девиантном поведении

 

1.1 О понятии девиантное поведение и смежных с ним терминах

 

Система научного знания о девиантном (отклоняющемся) поведении как самостоятельная научная и учебная дисциплина сложилась в начале 20 века.

Исходным понятием при изучении отклоняющегося поведения является понятие социальной нормы.

По мнению Я.И.Гилинского социальная норма определяет исторически сложившийся в конкретном обществе предел, меру, интервал допустимого (дозволенного или обязательного) поведения, деятельности людей, социальных групп, социальных организаций [12,c.87].

Социальная норма находит свое воплощение (поддержку) в законах, традициях, обычаях, т.е. во всем том, что стало привычкой, прочно вошло в быт, в образ жизни большинства населения, поддерживается общественным мнением, играет роль «естественного регулятора» общественных и межличностных отношений [12] Английский мыслитель Клайв С. Льюис склонен видеть в моральных нормах своего рода «инструкции», «обеспечивающие правильную работу человеческой машины» [40,с.208].

В отличие от естественных норм протекания физических и биологических процессов, социальные нормы складываются как результат отражения в сознании и поступках людей закономерностей функционирования общества. Поэтому социальная норма может либо соответствовать законам общественного развития (и тогда она является «естественной», «нормальной»), либо отражать их неполно, неадекватно,  являясь продуктом искаженного (идеологизированного, религиозного, политизированного) отражения объективных закономерностей. И тогда оказывается анормальной сама социальная «норма», «нормальны» же (функциональны, адаптивны) отклонения от нее[12, c.88]

Вот почему принципиальным для понимания социальных отклонений и предмета девиантологии  как науки является осознание относительности, релятивности  социальной «нормы» и социальных «отклонений». В реальной
действительности не существует видов деятельности, форм поведения «нормальных» или же «девиантных» по своей природе, по содержанию. Те или иные виды, формы, образцы поведения «нормальны» или «девиантны» только с точки зрения сложившихся социальных норм в данном обществе в данное время[33,c.94].
Поэтому т
о, что в одной группе может считаться отклонением, в другой может восприниматься как норма. Так, например, курение на рабочем месте, в автобусе, офисе, школе, магазине может считаться девиацией, но в компании друзей оно оценивается как приемлемая форма поведения и не вызывать негативной реакции. В одних странах курение — общепринятая норма бытового поведения, на которую никто не обращает внимания, в других — исключение из правил. Так, США и Западная Европа исключили курение из нормальных форм поведения, изгнали его ото всюду, откуда только можно его изгнать, и сегодня оно стало у цивилизованного человечества скорее девиантной, отклоняющейся формой поведения.

Сегодня проблему отклоняющегося поведения рассматривают многие науки. В первую очередь это педагогика, психология, юриспруденция, медицина, социология, философия. Причем во всех этих науках существует множество определений такого поведения. Например, под отклоняющимся (девиантным) поведением в педагогике и психологии понимается система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам и ролевым предназначениям [60, с. 267]; в социальной психологии – отклоняющиеся от общепризнанных норм социальные действия и поступки людей или групп, приводящие к нарушению этих норм и вызывающие необходимость соответствующего реагирования со стороны социальной группы или общества в целом [52, с. 58]; в философии – поведение, нарушающее общепринятые в данном обществе нормы и правила [62, с. 469]; в социологии – исторически возникшее социальное явление, выражающееся в относительно распространенных, массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся нормам [54, с. 243].

Таким образом, представленное понятие употребляется в двух значениях: поведенческие науки (педагогика, психология) рассматривают отклоняющееся поведение как индивидуальный акт, социология и социальная психология – как элемент социального бытия.

Определения, используемые в различных отраслях знаний, по сути, не сильно отличаются друг от друга, имеющиеся отличия связаны с ракурсом рассмотрения отклоняющегося поведения: в криминологии оно определяется с точки зрения причин совершенного преступления, в социологии – в контексте действия социальных законов, в психологии – с уточнением психологических механизмов, включая личностный смысл и т.д.

Также в научной литературе наряду с термином отклоняющееся и девиантное поведение используется и ряд других: преступное, криминальное, делинквентное, антисоциальное, асоциальное, аморальное поведение, аддиктивное поведение.

Причем часто определения одного и того же термина противоречат друг другу не только в рамках смежных наук, но даже в рамках одной науки.

Так, например, в психологии и социальной психологии встречаются следующие определения указанных терминов: И.В. Боев и О.А. Ахвердова рассматривают деликвентное поведение как промежуточный этап между нормой и криминальным поведением [4, 8 ].

Н.В. Бондаренко [9, с. 34] указывает на условное отличие делинквентного поведения от криминального: с точки зрения наказуемости. В случае если поведение влечет за собой уголовную ответственность, оно считается криминальным; если же поведение ненаказуемо по уголовному кодексу (проступки и правонарушения) или же лицо, осуществляющее такого рода поведение, не достигло возраста, с которого наступает уголовная ответственность – поведение считается делинквентным. Т.е. по сути, действия-то одни и те же, меняются лишь вытекающие из них последствия:

А.Е. Личко относит к деликвентному поведению мелкие антиобщественные действия, не влекущие за собой уголовной ответственности [38, с. 160].

Е.В. Змановская считает, что криминальное поведение является утрированной формой делинквентного поведения и выделяет антисоциальное (деликвентное) и асоциальное (аморальное) поведение в качестве обособленных групп отклоняющегося поведения [24, с. 97].

Понятия «противоправное» и «деликвентное поведение» в психологической литературе используются как синонимы, под ними понимаются «действия конкретной личности, отклоняющиеся от установленных в данном обществе и в данное время законов, угрожающие благополучию других людей или социальному порядку и уголовно наказуемые в крайних своих проявлениях» [9, с. 40]. Из этого определения следует, что к указанным двум понятиям присоединяется еще и третий синоним – «криминальное поведение».

В.В. Ковалев указывает, что деликвентное поведение является преступным [29]. Он приравнивает деликвентное (антисоциальное) поведение к криминальному (преступному): антисоциальное поведение – это поведение, противоречащее правовым нормам, угрожающее социальному порядку и благополучию окружающих людей, оно включает в себя действия или бездействия, запрещенные законодательством.

Ц.П. Короленко и Т.А. Донских [10, с. 65] рассматривают противоправное, асоциальное и аморально-безнравственное поведение в качестве форм антисоциального поведения.

Термин аддиктивное поведение не вызывает особого расхождения в определении понятия и понимается в психологии и социологии как пагубная склонность к чему-либо[24, c.65].

Теперь рассмотрим определения соответствующих терминов в социологии. В социологии на основе имеющихся в зарубежной и отечественной литературе подходов термин «девиация» употребляется в двух значениях — широком и узком. В широком смысле термин «девиантность» подразумевает любое отклонение от принятых в обществе социальных норм, в узком значении девиантность обозначает незначительные проступки, те, что не подпадают под статью Уголовного кодекса. Для более серьезных форм нарушения поведения применяет дополнительные термины, а именно делинквентность и преступность (криминальное поведение) [33, c. 56].

Под «делинквентным поведением» подразумевается цепь проступков, провинностей, мелких правонарушений, отличающихся от криминала, то есть не наказуемых, согласно Уголовному кодексу серьезных правонарушений и преступлений [44].

Рассматривая «криминальное поведение» следует говорить о профессиональной преступности, которая представляет собой «относительно замкнутую общественно опасную подсистему, обладающую рядом признаков и характеристик, способную к самовоспроизводству криминальной деятельности»[44, c.25].

Я.И. Гилинский не относит криминальное поведение к видам отклоняющегося [12, с. 88]. Он выделяет не только негативные виды отклоняющегося поведения (преступность, наркотизм, коррупция и т.п.), но и позитивные (социальное, научное, художественное, техническое и иное творчество)[16]. Эта позиция поддерживается другими исследователями, в частности, А.М. Яковлевым, О.С.Осиповой[45, 55]. Впрочем, в литературе эта проблема носит дискуссионный характер. Так, В.Н. Кудрявцев не разделяет позицию Я.И.Гилинского в отношении позитивных девиаций [34].

А.И.Кравченко относит к делинквентным все поступки, противоречащие писаным нормам и потому преследуемые законом, т.е. включает в это понятие и криминальное поведение [33].

Если говорить о понятии асоциальное поведение, то одни авторы (Казаринова Н.В., Филатова О.Г. Хренов А.Е.) выделяют его, наряду с деструктивным и противоправным, в качестве типа отклоняющегося поведения, исходя из целей и направленности. Причем, к деструктивному относят отклонения, причиняющие вред самой личности: алкоголизм, суицид, мазохизм и др. Асоциальный тип отклоняющегося поведения наносит вред первичным группам и общностям: нарушения трудовой дисциплины, мелкое хулиганство и т.п. А противоправный тип связан с серьёзными нарушениями не только моральных, но и правовых норм, приводящими к серьёзным негативным последствиям для общества: грабежи, убийства, терроризм и т.п.[27, c.186].

Другие, например Осипова О.С. , термин асоциальное поведение использует как синоним девиантного поведения деструктивной направленности [45].

А в одном из социологических словарей асоциальное поведение это-поведение  индивидов и групп, проявляющееся в нарушении моральных норм, традиций, правил общежития, существующих в обществе, в антиобщественных поступках, причиняющих вред личности и социальным общностям [54, c. 274].

Мы считаем, что термин асоциальное поведение следует употреблять скорее как синоним девиантного поведения в узком смысле этого слова, то есть для обозначения поведения, не влекущего за собой уголовного наказания. А термин антисоциальное поведение следует считать синонимом делинквентного поведения. В этом смысле наша точка зрения совпадает с мнением Е.В. Змановской.

Как видно, подавляющее большинство анализируемых нами терминов практически являются синонимами понятия «девиантность». В связи с этим необходимо подчеркнуть, что анализ социологической, психологической, педагогической и юридической литературы позволяет сделать вывод о многоаспектности понятия «девиантное поведение». Это системное и детерминированное явление, которое в целом, характеризует отклонение от социальных и нравственных норм, принятых в обществе. В его формировании принимают участие как макросоциологические факторы, так и социально-психологические, личностно-ориентированные.

Как пишет профессор социологии Калифорнийского университета в Беркли (США) Нейл Джозеф Смелзер, девиация с трудом поддается определению, что связано с неопределенностью и многообразием поведенческих ожиданий [53, c.156].

Девиация ведет за собой изоляцию, лечение, исправление или другое
наказание. Смелзер выделяет три основных компонента девиации:
а) человека, которому свойственно определенное поведение;
б) норму или ожидание, являющееся критерием оценки поведения как
девиантного;
в) другую группу или организацию, реагирующую на данное поведение [53, c.160].

Совокупность средств и методов воздействия общества на нежелательные (отклоняющиеся) формы поведения с целью их искоренения или минимизации в социологии называются социальным контролем.
Основные механизмы социального контроля: 1) собственно контроль, осуществляемый извне, в том числе путем наказаний и иных санкций; 2) внутренний контроль, обеспечиваемый интериализацией социальных норм и ценностей; 3) косвенный контроль, вызванный идентификацией с референтной законопослушной группой; 4) «контроль», основанный на широкой доступности разнообразных способов достижения целей и удовлетворения потребностей, альтернативных противоправным или асоциальным [19, c 131].
В общественном сознании еще очень сильна вера в запретительно-репрессивные меры как наилучшее средство избавления от этих явлений, хотя весь мировой опыт свидетельствует о неэффективности жестких санкций со стороны общества. Положительный эффект дает работа по следующим направлениям: 1. Отказ от уголовного или административного преследования «преступлений без жертв» (проституция, бродяжничество, наркомания, гомосексуализм и пр.), имея в виду, что только социальные меры позволяют снять или нейтрализовать данные формы социальной патологии, 2. создание системы служб социальной помощи: суицидологической, наркологической, специфически возрастной (геронтологической, подростковой)[19, c. 132].

Я.И.Гилинский, говорит о функциональности
всех существующих, не элиминированных в процессе исторического развития человечества, «отклонений», из их принципиальной неустранимости. Он считает, что речь может идти лишь о разумной «корректировке» различных видов девиантности с целью минимизировать негативные и оптимизировать позитивные отклонения. По мнению Я.И.Гилинского, девиации в природе (флуктуации, мутации) и обществе служат механизмом изменчивости, а, следовательно, существования и развития каждой системы. Также все виды девиантности выполняют существеннейшую функцию: разграничение дозволенного и недозволенного и интеграция, консолидация нормопослушных граждан, противопоставляющих себя  девиантам [12, 16].

 

1.2 Основные теоретические подходы к объяснению причин происхождения девиантного поведения

 

1.2.1 Биологическое объяснение девиантного поведения

Внутренние, биологические условия, несомненно, являются важным фактором, влияющим на поведение личности. Биологические предпосылки включают наследственно-генетические особенности и врождённые свойства индивида.

Одна из первых научных попыток объяснить природу преступного поведения с позиции биологического подхода принадлежит итальянскому тюремному врачу и криминалисту Ч. Ломброзо (1836-1909), разработавшему антропологическую теорию преступности. Проводя антропометрические замеры среди преступников, содержащихся в тюрьме, он пришел к выводу, что существует четыре типа преступников: врожденные преступники, преступники по страсти, случайные и душевнобольные преступники. При этом врожденные преступники характеризуются определенными соматическими особенностями, строением черепа, чертами лица, благодаря которым их можно своевременно распознавать и пожизненно изолировать от общества либо уничтожать[28].

Другим ярким представителем данного направления является У. Шелдон (1898-1984) известный американский психолог и врач, который подчеркивал важность строения тела. Он считал, что у людей определённое строение тела означает присутствие характерных личностных черт. Эндоморфу (человеку умеренной полноты с мягким и несколько округлым телом) свойственны общительность, умение ладить с людьми и потворство своим желаниям. Мезоморф (чьё тело отличается силой и стройностью) проявляет склонность к беспокойству, он активен и не слишком чувствителен. И, наконец, эктоморф, отличающийся тонкостью и хрупкостью тела, склонен к самоанализу, наделён повышенной чувствительностью и нервозностью [24, c. 46].

Опираясь на исследование поведения двухсот юношей в центре реабилитации, Шелдон сделал вывод, что наиболее склонны к девиации мезоморфы, хотя они отнюдь не всегда становятся преступниками [24, c.46].

Особое место среди биологических теорий занимает эволюционный подход, основанный на предложенных Ч.Дарвином законах естественного отбора и наследственности. Сторонники эволюционного подхода рассматривают различные аспекты человеческого поведения как проявление видовых наследственных программ, в то время как критики этого подхода считают необоснованным перенос законов поведения животных на психологию человека [24, c.46].

Этологический подход К.Лоренца (1903-1989), развивающий идеи Ч.Дарвина, объясняет различные феномены человеческого поведения, например, агрессию, прежде всего врожденным инстинктом борьбы за существование: «Агрессия, проявления которой часто отождествляются с проявлениями инстинкта смерти,- это такой же инстинкт, как и все остальные, и в естественных условиях так же, как и они, служит сохранению жизни и вида» [39, c.6]. Данный инстинкт развился в ходе эволюции как биологически целесообразный. Сила агрессии, по мнению исследователя, зависит от количества накопленной агрессивной энергии и силы специфических стимулов, запускающих агрессивное поведение. У людей в отличие от животных широко распространено насилие в отношении представителей своего собственного вида. Утверждая, что агрессивность является врождённым, инстинктивно обусловленным свойством всех высших животных, и доказывая это на множестве убедительных примеров, К.Лоренц приходит к следующему выводу: «У нас есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьёзной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурно-исторического и технического развития» [39, c.37].

Современные исследования биологических детерминант поведения человека активно осуществляются в нескольких отраслях: биологии, медицине, криминологии, физиологии и особенно – генетике.

В рамках биокриминологии предпринимались целенаправленные попытки установления связи между преступным поведением и наследственными особенностями человека. Так одной из сенсаций 70-х годов было открытие так называемого синдрома Клайнфельтера, согласно которому хромосомные нарушения среди преступников встречаются в 36 раз чаще. Отсюда на повестку дня среди мер по борьбе с преступностью активно выдвигалась генная инженерия [24, c.48].

Уиткин (1976) и его коллеги, фокусируя внимание на аномалиях половых хромосом девианта, на материале исследования датской преступности обнаружили, что среди мужчин с составом хромосом ХУУ наблюдается более высокий уровень правонарушений, чем среди людей, не обладавших дополнительными хромосомами. Возможно, однако, что необычная и даже пугающая внешность таких мужчин в какой-то мере способствует тому, что их арестовывают и признают виновными чаще, чем людей с заурядной внешностью. [24].

Несмотря на то, что ген, отвечающий за какой-либо конкретный вид поведения, еще не выявлен, корреляция между наследственностью и поведением признаётся многими специалистами. Среди других биологических детерминант отклоняющегося поведения называют влияние гормонов (в частности тестостерона). Даббс и Моррис в 1990 г. на примере 4 тыс. ветеранов войны пришли к выводу о наличие связи между уровнем тестостерона и склонностью к антиобщественному поведению [24, c.48].

Таким образом, биологическое объяснение, включая генетическую основу человека, особенности обменных процессов, специфику высшей нервной деятельности, отклонения или патологии в соматическом или нервно-психическом развитии, не учитывает тех индивидуальных случаев, когда физические признаки «свидетельствуют» о возможной девиации, а в реальной жизни этого не наблюдается. Авторы психофизиологических концепций, придавая особое значение стабильным поведенческим компонентам, тесно связанным с генетическими, психофизиологическими характеристиками, практически не обращают внимания на изменчивость, ситуативность поведения (хотя еще Ломброзо выделил тип «случайных преступников»); не уделяют должного внимания волевым, личностным проявлениям индивида. Следовательно, биологические факторы лишь косвенно способствуют девиации, сочетаясь с другими – психологическими и социологическими. Поэтому, хотя биологические концепции и были популярны в начале 20 века, другие теории происхождения отклоняющегося поведения их постепенно вытеснили. Тем не менее, биологический подход до сих пор имеет своих приверженцев.

 

1.2.2 Психологическое объяснение девиантного поведения

 

Психологические теории отклоняющегося поведения раскрывают глубинные механизмы функционирования личности.

Основой современного психологического подхода к изучению причин отклоняющего поведения является психоаналитическая теория австрийского врача и психиатра З.Фрейда (1856-1939), раскрывающая бессознательные механизмы человеческого поведения. В своей психоаналитической теории Фрейд вводит структурную модель психического аппарата. Эта модель включает три системы или силы: Ид, Эго и супер-Эго [63]. Психологическое благополучие личности зависит от того, насколько эффективно взаимодействуют эти три подструктуры.

Ид — термин, который Фрейд использовал для обозначения той (большей) части психики, которая содержит примитивные желания, импульсы, иррациональные стремления и фантазии. Деятельность Ид направлена на обеспечение свободной разрядки возбуждения в соответствии с принципом удовольствия. Ид полностью бессознательно.

Эго- имя тех функций, которые позволяют приспосабливаться к требованиям жизни. Эго развивается непрерывно в течение всей жизни, но наиболее быстро – в детстве, начиная с раннего младенчества. Таким образом, Эго является посредником между требованиями Ид и ограничениями среды. Оно имеет как сознательный, так и бессознательный аспекты. Как правило, Эго оказывается слабее Ид, поэтому оно преобразовывает желания Ид в действия так, как будто желания Ид являются его собственными желаниями. Не находя выхода, чувства становятся источником внутреннего напряжения, требующие разрядки и ощущаемого как тревога.

Кроме Ид и Эго было введено понятие супер-Эго для той части психического аппарата, которая является отражением остаточного родительского влияния.

Главной задачей супер-Эго, по мнению З.Фрейда, является подавление требований Ид посредством морального влияния на Эго. Основными функциями данной инстанции при этом выступают: идеал, самонаблюдение и совесть.

Таким образом, причину девиации Фрейд видит в конфликте, возникающем между инстинктами человека и нормами поведения. Нормальное развитие личности предполагает появление оптимальных защитных механизмов, уравновешивающих сферы сознания и бессознательного. Фрейд также предположил, что либидо (сексуальная энергия человека), ищет выхода в любой творческой деятельности; человек стремится к свободе и самоутверждению. Однако свобода ограничивается вместе с развитием культуры. Подавление, вытеснение либидо ведет к сублимации сексуальной энергии, изменениям поведения вплоть до садизма и преступлений.

Неофрейдисты (А.Адлер, К.Юнг, Э.Фромм и др.) природу девиантности рассматривают наряду с другими формами отклоняющегося поведения — неврозами, психастениями, сексуальными расстройствами, состояниями навязчивости, различными формами социальной дезадаптации личности, которую отличают чувство повышенной тревожности, агрессивность, ригидность, комплекс неполноценности. Особое внимание уделяется природе агрессивности, которая в психоаналитических работах считается первопричиной насильственных преступлений. Агрессивную энергию разрушения вызывают врожденные неосознаваемые влечения: у Фрейда это — либидо; у А. Адлера — стремление к власти, превосходству над другими; у Э. Фромма — мазохистские стремления к смерти, страданию [24].

На основе теории психоанализа У.Реклесс сформулировал концепцию внутреннего регулирования поведения. По его мнению, для того, чтобы человек мог сам управлять своим поведением, необходимо в процессе воспитания сформировать у него самосознание, сильное «Эго» и хорошо развитое «Супер-Эго», сопротивляемость различным отвлекающим факторам, способность переносить фрустрацию, развивать чувство ответственности, целенаправленности [24].

Однако проблема агрессивности и тревожности привлекает внимание не только представителей психоаналитической ориентации. Изучение природы и проявления этих свойств посвящены работы авторов различных психологических направлений: А.Бандуры, А.Басса, Л.Берковца, С.Розенцвейга, Э.Квятковской-Тохович. Так, А.Бандура считает, что агрессия есть результат искажённого процесса социализации, в частности, злоупотребления родителей наказаниями, жестоким отношением к детям. По мнению Э.Квятковской-Тохович, причиной агрессивности выступают конфликтность, нарушения эмоциональной связи в семье, таким образом, на первый план выступают условия семейного воспитания в детстве. Эти проблемы получили отражение также в работах отечественных учёных С.Н.Ениколопова, Т.Н.Курбатовой, И.С.Кона, С.А.Беличевой.

И.С.Кон связывает жестокость и агрессивность в подростковой среде с групповым поведением несовершеннолетних, объясняет эти явления внутригрупповым соперничеством, борьбой за сферы влияния между различными группами подростков, существованием так называемой «немотивируемой агрессии», направленной часто на совершенно невинных, посторонних людей. Подростковые акты вандализма и жестокости, как правило, совершаются сообща в группе. Роль каждого в отдельности при этом как бы стирается, а личная моральная ответственность устраняется [31, c.240-241].

И.С.Кон отмечает, что подростковый возраст представляет собой группу повышенного риска. Во-первых, сказываются внутренние трудности переходного возраста, начиная с психогормональных процессов и заканчивая перестройкой Я-концепции; во-вторых, пограничность и неопределенность социального положения юношества; в-третьих, противоречия, обусловленные перестройкой механизмов социального контроля: детские формы контроля, основанные на соблюдении внешних норм и послушании взрослым, уже не действуют, а взрослые способы, предполагающие сознательную дисциплину и самоконтроль, ещё не сложились или не окрепли [31, c.237-238].

С.А.Беличева рассматривает отклоняющееся поведение несовершеннолетних как результат неблагоприятного социального развития, нарушений социализации, возникающих на разных возрастных этапах. Особый пик таких нарушений приходится на подростковый возраст, так называемый маргинальный период от детства к зрелости. К нарушению социальных норм и развитию девиантного поведения ведёт деформация ценностных ориентаций и ценностно-нормативных представлений, то есть деформация системы внутренней регуляции [6].

Экзистенциально-гуманистический подход рассматривает отклонения в поведении как следствие потери ребенком согласия со своими собственными чувствами и невозможность найти смысл и самореализацию в сложившихся условиях воспитания, агрессия есть результат искаженного процесса социализации, в частности, злоупотреблений родителями наказаниями, жестоким отношением к детям. Представителями этого направления являются А.Маслоу, К.Роджерс, В.Франкл и ряд других психологов.

Представители бихевиоризма (поведенческой психологии) и необихевиоризма (Э.Торндайк, Жд.Уотсон, Б.Скиннер и др.) предложили основные принципы и механизмы человеческого поведения как процесса взаимодействия личности со средой. Окружающая среда полностью определяет поведение человека: через научение человек овладевает опытом, последствия поведения определяют вероятность его повторения.

В последние десятилетия на Западе получил широкое распространение эмпирический, феноменологический подход к определению отклонений, использующий для их описания понятие синдрома — устойчивого образования в структуре личности — как одного из четырех типов аномалий. Так, первый тип (синдром нарушений поведения), включает следующие симптомы: непослушание, вспыльчивость, деструктивность, безответственность, наглость и др. Второй тип (нарушения личности) — тревожность, избегание общения, неразвитое самосознание, чувство неполноценности и пр. Третий тип — незрелость — характеризуется следующими проявлениями: неуклюжесть, пассивность, мастурбация; а четвертый (асоциальные тенденции) — прогулами, наличием плохих товарищей, преданностью асоциальным группам [24].

Выготский Л.С., не отрицая влияния врожденных особенностей организма на свойства личности, стоит на позициях того, что человек становится личностью по мере включения в окружающую жизнь. Личность формируется при участии и под воздействием других людей, передающих накопленные ими знания и опыт; не путем простого усвоения общественных отношений, а в результате сложного взаимодействия внешних (социальных) и внутренних (психофизических) задатков развития, представляет собой единство индивидуально-значимых и социально-типических черт и качеств. Следовательно, личность и ее аномалии рассматриваются в социально обусловленной, развивающейся жизнедеятельности, в смене отношений ребенка к окружающей действительности. Ситуативное поведение индивида становится зависимым от личностных структур, либо облегчающих проявление девиантных качеств, либо обладающих по отношению к ним преградным смыслом [10].

Устоявшимся в психологической и медицинской литературе являются понятия «акцентуации характера» (Леонгард К., Личко А.Е.), которые обозначают поступки и реакции личности неболезненной природы. Как правило, эти аномалии характера происходят по причине негативных воспитательных воздействий, когда родителями или лицами, их заменяющими, создаются ситуации, в которых выкристаллизовываются и закрепляются негативные, отрицательные черты характера. Специфические сочетания черт характера указывают на преобладающий характерологический радикал или тип характера — истерический, шизоидный, эпилептоидный, психастенический, астенический, паранойяльный, — который может определять те или иные отклонения в поведении [38].

 

1.2.3 Социологическое объяснение причин девиантного поведения

 


Социологическое объяснение причин девиантного поведения фокусируется на социальных и культурных факторах, предопределяющих отклонения в поведении.

Родоначальником социологии девиантного поведения по праву считается французский учёный Эмиль Дюркгейм (1858-1917). Исследование проблем преступности в его трудах занимает значительное место, а его анализ самоубийств считается классическим социологическим исследованием [20, 21]. Его исследования показали, что число отклонений в поведении людей возрастает в период войн, экономических кризисов, социальных потрясений. Для объяснения этого явления Дюркгейм вводит понятие аномии (буквально «разрегулированность», «безнормность»), в которое вкладывает следующее значение: во-первых, аномия как общее состояние дезорганизации, которое поражает всё общество в целом; во-вторых, аномия как состояние отдельных институтов (например, экономическая, семейная сферы); как психологическое состояние отдельного индивида, характеризующееся чувством дезориентации, это патология, приводящая к различным формам девиантного поведения [20].

В анализе причин девиации Дюркгейм указывал, что отклонения в поведении людей зависят, главным образом, не от внутренних свойств индивида, а от внешних причин, управляющих людьми.

При этом Дюркгейм считает девиацию столь же естественной, как и конформизм. Более того, отклонение от норм несёт не только отрицательное, но и положительное начало. Девиация подтверждает роль норм, ценностей, даёт более полное представление о многообразии норм. Реакция общества, социальных групп на девиантное поведение уточняет границы социальных норм, укрепляет и обеспечивает социальное единство. И, наконец, девиация способствует социальному изменению, раскрывает альтернативу существующего положения дел, ведет к совершенствованию социальных норм [21].

Несмотря на высокий эвристический потенциал этой теории, она не была вовремя замечена социологами. Лишь спустя четыре десятилетия американский социолог Р.
Мертон, вернувшись к идеям Дюркгейма, существенно развил и модифицировал термин «аномия» на макроуровне, в масштабах всего общества в целом. Он считал, что общество становится нестабильным, в нём развивается аномия, когда происходит рассогласование между «культурно предписанными стремлениями и социально структурированными средствами их реализации». Характер и тип социального поведения, или индивидуального приспособления, определяются, согласно американскому социологу, спецификой соотношения между целями и средствами. Возможны, указывает он, пять типов подобного приспособления [24].

Первый из них, конформистский тип поведения, отличается согласованностью целей и средств. Типологизация остальных типов связана с рассогласованием между ними. Такое состояние и обозначается Мертоном как «аномия». Она порождается обстоятельствами, при которых нарушение социальных норм представляет собой ответ на существующую ситуацию [28].

Второй тип приспособления, обозначенный Мертоном как инновация, характеризуется им как стремление к социально значимым целям при отклонении легальных способов их достижения. Подобное положение складывается, когда достижение желаемых целей ограничено, либо по каким-либо причинам блокировано. Так, когда люди стремятся к финансовому успеху, но убеждаются в том, что его нельзя достичь с помощью социально одобряемых средств, они могут прибегать к незаконным способам — рэкету, спекуляции или торговле наркотиками. Согласно опросам американских социологов, 99% представителей среднего класса когда-либо нарушали закон. По данным российских социологов, практически все отечественные предприниматели нарушают существующее законодательство.
Однако наибольшее распространение данный тип приспособления получил в низшем классе, в котором данная «структурная несовместимость приводит к высокой степени отклоняющегося поведения». Преступность, отмечает также Мертон, представляет собой «нормальную реакцию нормальных людей на ненормальные условия». Она становится обычным явлением, «когда бедность и невзгоды в борьбе за одобряемые всеми членами общества культурные ценности соединяются с культурным акцептированием денежного успеха, как доминирующей цели» [28, c. 9].

Ритуализм — третий тип приспособления и второй отклоняющегося поведения. Его отличительной чертой выступает отказ от слишком высоких культурных целей, когда они оказываются мало доступны, при безусловном следовании институциональным нормам. Данный тип поведения следует считать отклоняющимся в
силу отказа от эталона культуры, подавления мотивов к продвижению вверх в социальной иерархии. Понижение уровня притязаний — одна из реакций на чувство беспокойства за свой социальный статус [28, c. 10].

Четвертый тип приспособления — ретритизм — избирают лица, переживающие острый внутренний конфликт между хорошо усвоенными моральными нормами и невозможностью достигнуть желаемых целей общепринятыми средствами. В результате неудач при использовании законных способов для удовлетворения социально значимых потребностей и неспособности прибегнуть к нелегальным, но эффективным средствам в силу внутренних запретов, индивид избирает путь отказа как от культурно значимых целей, так и от общепринятых средств их достижения. Таким образом разрешается внутренний конфликт. Отклонение здесь проявляется в отказе и от целей, и от средств. Данный способ приспособления демонстрируют алкоголики и наркоманы, бомжи и бродяги, все те, кого принято считать «отверженными» [28, c. 10].    


Последний тип социального отклонения — мятеж — можно лишь с большой долей условности отнести к социальному приспособлению, т.к. социальные действия здесь направлены против существующей социальной структуры: ее целей и средств. «Желаемое и недостижимое, в сущности, перестает быть желаемым и ценным». «Бунт» против существующих норм и ценностей неизменно приводит к их замене другими [28, c. 11].

В условиях дезорганизации общественной жизни девиация выступает как процесс самоорганизации жизнедеятельности людей и характеризуется противоречивыми способами достижения социальных целей. Процессы дезорганизации общественной жизни отражаются на всех уровнях жизнедеятельности людей, но особенно болезненно влияют на процесс социализации подрастающего поколения.

Т.Парсонс отмечает, что состояние аномии имеет место тогда, когда старые ценностные установки уже не эффективны, а новые — ещё не институциализированы и поэтому не имеют силы. Люди начинают ограничиваться нормами отдельных групп и в результате не имеют стабильной перспективы, в соответствии с которой им необходимо принимать решения в повседневной жизни. В этом понимании аномия выглядит как результат свободы выбора без устойчивого восприятия действительности, при отсутствии стабильных взаимоотношений с семьёй, государством и другими социальными институтами. Действительно, формирование ценностей современного российского подростка происходит в условиях, когда в обществе практически отсутствует единое поле нравственных ориентиров. При этом заметная часть взрослого населения, зная о существовании обязывающих норм, относится к ним негативно или безразлично, когда повсеместно на всех уровнях господствуют принципы «всё дозволено», «каждый выживает в одиночку» [24].

Л.Сроул предлагает рассматривать состояние безнормности как индивидуальный опыт. Человек, живущий в период аномии, испытывает чувство отдалённости и безразличия к его нуждам общественных лидеров, пессимистично воспринимает социальный порядок как непостоянный и непредсказуемый, не верит в возможность личностного роста, ощущает бессмысленность своей жизни, межличностные отношения не являются для него более предсказуемыми и поддерживающими. Л.Сроул признаёт детерминацию индивидуально- психологической аномии аномией социальной, указывая также при этом на значимость обратной причинной связи [26].

Другой распространенной теорией девиантного поведения является концепция «наклеивания ярлыков», стигматизации (от греч. stigma клеймо, пятно) или «социетальной реакции». Основоположниками этого подхода считаются американские социологи Э. Леммерт и Г. Беккер. Данное направление базируется на двух допущениях. Согласно первому из них, большинство индивидов постоянно нарушают некоторые социальные нормы. Однако при этом они не считают себя девиантами, их действия остаются незамеченными другими людьми. Такой тип поведения получил название первичной девиации. Согласно второму положению этой теории, девиантным в собственном смысле становится поведение, определяемое как таковое другими членами общества. На человека как бы ставится клеймо девианта (стигма). Таким образом, осуществляется переход от первичной к вторичной девиации. Из этого следует вывод, согласно которому девиация определяется не поведением или конкретным поступком, а групповой оценкой. Стигматизированные лица исключаются из процесса социального взаимодействия. В конечном итоге социальная изоляция усиливает ощущение принадлежности к девиантной субкультуре, способствует усвоению девиантной роли и формированию девиантной идентичности. Лица, совершающие девиантные действия, стремятся оказать сопротивление социальному контролю, еще более усугубляя отклонение. В результате девиация может усилиться. Ответной реакцией на ее усиление является ужесточение социального контроля. Так образуется «спираль девиантности», которая ведет к усилению незначительных отклонений. Некоторые социологи даже ввели понятие девиантной карьеры, под которой понимается переход от одной стадии девиации к другой и формирование постоянной девиации на основе специфического вида «социализации». Г. Беккер даже выделил этапы такой карьеры: 1) случайное нарушение норм; 2) последующие нарушения, мотивированные выгодой или удовольствием; 3) арест и закрепление роли девианта навсегда; 4) постоянная реализация закрепленной и усвоенной роли девианта [28, c.13].

В отношении несовершеннолетних к этому может привести чрезмерное правовое регулирование, а также преждевременное отождествление подростков с нарушителями порядка. Многие асоциальные поступки совершаются подростками как шалость, а воспринимаются окружающими как проявление злой воли и оцениваются как преступления. Наклеивание негативных ярлыков нередко приводит к тому, что этот ярлык становится компасом в жизни несовершеннолетнего.

Конфликтологический подход к девиации представлен группой социологов, которые называют себя «радикальными криминологами». Они отвергают все теории преступности, трактующие её как нарушение общепринятых законов. Согласно конфликтоголам, создание законов и подчинение им является частью конфликта, происходящего в обществе между различными группами. Так, когда возникает конфликт между властями и некоторыми категориями граждан, власти обычно избирают вариант принудительных мер. Другие конфликтологи, разделяющие марксистскую точку зрения, утверждают, что законы и деятельность правоохранительных органов – это орудия, которые правящие классы используют против тех, кто лишен власти [27].

Таким образом, «радикальная криминология» не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы. Сторонники этой теории рассматривают «девиантов» не как нарушителей общепринятых правил, а скорее как бунтарей, выступающих против капиталистического общества.

Я.И.Гилинский считает, что основным источником отклоняющегося поведения выступает социальное неравенство. Непосредственной причиной девиации являются социально- экономические противоречия: противоречия между « относительно равномерно растущими потребностями людей и существенно неравными возможностями их удовлетворения, зависящими, прежде всего от социальной позиции индивидов и общественных групп, их места в социальной структуре общества» [13, c.58].

Таким образом, социологические и близкие к ним социально-психологические теории рассматривают девиантное поведение как результат социальных процессов, сложных взаимоотношений между обществом и конкретной личностью.

 

1.2.4 Интегральный подход в объяснении причин девиантного поведения

 

Этот подход является попыткой соединения или синтеза трёх рассмотренных концепций на различных методологических основаниях. Например, в объяснении причин формирования отклоняющегося поведения большое значение придаётся подростковой субкультуре. В частности, внимание к проблеме субкультуры привлёк А.Коэн. Он считал, что молодые люди, имеющие низкий социально- экономический статус и не имеющие возможности достичь желаемых ценностей, начинают создавать свои ценности и нормы [28].

Концепция девиантной субкультуры получила развитие в работах Р.Клоуарда и Л.Оулина, которые рассматривали отклоняющееся поведение как результат несоответствия между стремлением молодёжи к успеху и реальными возможностями его достижения. Были выделены субкультура «рэкет», конфликтная субкультура (активные шайки) и субкультура «ухода в себя» (наркомания и т.п.). Опасность возникновения и существования девиантной субкультуры заключается в сохранении и передаче асоциальных традиций определённой социально-культурной среды, которая способна противостоять социальным институтам, занимающимся воспитанием детей [33].

Э.Сатерленд выдвинул теорию дифференцированной связи, объясняющую формирование девиантной субкультуры за счёт избирательного отношения к нормам и ценностям своего окружения. То есть человек ведёт себя асоциально не потому, что имеет к этому определённые склонности, а потому, что с девиантными образцами поведения он соприкасается наиболее часто. Согласно теории дифференцированной связи решающее значение в формировании отклоняющегося поведения имеет влияние микросреды индивида. Действительно, семья, родственники, соседи, группа сверстников играют значительную роль в формировании личности. Нет сомнения в том, что негативные взгляды, установки ближайшего социального окружения подростка отразятся на его поведении [26].

Современный отечественный исследователь Ю.А.Клейберг на примере подростковой девиантности также раскрывает девиантное поведение через отношение личности к культурным нормам. Отклоняющееся поведение- это «специфический способ изменения социальных норм и ожиданий посредством демонстрации личностью ценностного отношения к ним». Для этого используются особые приёмы: слэнг, символика, мода, манера, поступок и т.д. Девиантные действия подростков выступают как средство достижения значимой цели, самоутверждения и разрядки [28, c.17].

Часто формирование девиантного поведения происходит на основе подражания. Г.Тард, развивая свою теорию подражания, отмечает, что «социальный организм по существу своему подражательный, и подражание играет в обществе роль, аналогичную с наследственностью в физиологических организмах». Именно для подростков в наибольшей мере характерна мотивация подражания, присуще стремление быть не хуже других, быть как все, соответствовать нормам своей группы [33].

Особое внимание социально- психологическим механизмам подражания и психического заражения уделял И.С.Кон. В подростковых группах, имеющих антисоциальную направленность, осуждается мягкость и нежность, мужественность отождествляется с грубостью. Вместе с тем анонимность группового поведения рождает чувство личной безответственности, безнаказанности и усиливает эффект эмоционального заражения [31].

Теория множественности факторов (М. и Э.Глюк) в качестве причин девиации рассматривает до двухсот различных факторов, таких, как социальное и расовое неравенство, урбанизация, миграция, последствия НТР, территориальные, национальные, климатические условия и т.д. Однако однопорядковое перечисление столь многочисленных факторов не даёт ясной картины истинных причин девиантного поведения [24].

Таким образом, девиация — сложное явление, обусловленное комплексом био-психо-социальных причин. Различные теории объясняют девиацию по-разному. Так, сторонники биологического подхода обращают внимание на биологические и физиологические факторы, способствующие возникновению девиации; на факторах, связанных с внутренним психическим миром человека строится объяснение причин девиации психоаналитической и других психологических теорий. Социологические теории обращают внимание на то, что девиация связана скорее не с физиологическими или психическими свойствами человека, а с той конкретной культурно-исторической средой, в которой он находится. Существуют и попытки синтеза трёх указанных теорий в одну — интегральную.

 

2Особенности асоциального поведения подростков

 

2.1 Характерные черты подросткового возраста и подростковой субкультуры

 

Выделение подросткового возраста, как особой возрастной ступени в становлении человека произошло во второй половине XIX века. С тех пор подростковый возраст, проблемы подростков стали центром внимания многих ученых: психологов, медиков, педагогов, культурологов, социологов. Большинство современных ученых считают, что подростковый возраст — период развития детей от 11-12 до 15-16 лет. Однако эти границы достаточно условны, т.к. некоторые специалисты считают, что он начинается в 13 лет и длится до 16-18 [44].

В США подростковый период подразделяют на две составляющие: ранний подростковый возраст (обычно от 11 до 14 лет) и старший подростковый возраст (от 15 до 19 лет). В России в подростковый возраст включают две категории людей – малолетних (от 6 до 14 лет) и несовершеннолетних (от 14 до 18 лет)[58].

В научной литературе также встречаются и другие названия этого периода: переходный, пубертатный возраст, тинэйджерский возраст, отрочество, негативная фаза возраста полового созревания, старший школьный возраст. Разные названия отражают разные стороны происходящих в жизни человека перемен, когда он переходит от детства к взрослости. Этот период развития человека несет в себе очень много трудностей, как для подростка, так и для лиц, его окружающих.

Кризис подросткового возраста проявляется как на биологическом, так и на психологическом уровнях. Из-за мощных гормональных и вегетативных сдвигов подросток быстро утомляется, становится чрезвычайно ранимым, раздражительным, а нередко и агрессивным {31].


В это время происходят наиважнейшие изменения в развитии самосознания. У подростка начинает формироваться позиция взрослого человека, он осознает себя личностью, которая обладает равными правами с другими людьми. Подростковый возраст– время интенсивного поиска новых образцов поведения, период повышенной эмоциональности. Подросток стремится понять себя, свои возможности и индивидуальные особенности, выяснить свое сходство с другими людьми и свое отличие от них [32].


Согласно К.Левину, создателю знаменитой теории поля, юность является переходным периодом: подросток частично принадлежит к группе детей, а частично — к группе взрослых. Поэтому родители, учителя и общество в целом не знают, как к нему относиться — то ли как к взрослому, то ли еще как к ребенку. В одних случаях к подросткам относятся как к детям, а в других — как к взрослым. Некоторые детские формы поведения для подростка уже неприемлемы. В то же время взрослые формы поведения еще не разрешены или разрешены, но незнакомы ему. В период детства и взрослости «взрослый» и «ребенок» рассматриваются как относительно изолированные группы. Причем каждый отдельно взятый ребенок или взрослый уверен в том, что принадлежит к соответствующей группе. Подросток же принадлежит к группе, которую можно рассматривать как область пересечения групп детей и взрослых, принадлежащую к обеим из них, или как область, стоящую между ними и не включенную ни в ту, ни в другую группу [35].

В этой связи можно говорить о существовании особой подростковой субкультуры. Ф.Райс [48] дает две точки зрения на данный предмет.  Согласно одной из них — подростковая субкультура подчеркивает определенное единство групп сверстников и их ценностей в противопоставление ценностям взрослых. Исследователь утверждает, что такого рода субкультура характерна для небольшого сообщества, когда «большинство важных взаимодействий происходит внутри него, с внешним миром взрослых оно связано лишь несколькими нитями. Чем больше дети учатся в школе, тем больше времени они посвящают внеклассной деятельности» [48, c. 79]. Таким образом, подростки формируют собственную культуру, которая пользуется одобрением среди ровесников, но не взрослых. Эта культура имеет целый ряд постоянных компонентов: специфический набор ценностей и норм поведения; определенные вкусы, формы одежды и внешнего вида; чувство групповой общности и солидарности; характерная манера поведения, ритуалы общения.

Ее наиболее общие возрастные свойства лежат на поверхности. Юноши и девушки всегда хотят быть современными. Но «современность» нередко понимается как сумма внешних признаков, слепое следование сиюминутной моде. Поэтому многие юношеские увлечения и причуды краткосрочны, рассчитаны на внешний эффект и, подчеркивая собственную «новизну», довольно тривиальны по содержанию. Но эти моды и причуды надо рассматривать не изолированно, а в социально-психологическом контексте подросткового жизненного мира [43].

В юношеских увлечениях проявляется и реализуется чрезвычайно важное для формирующейся личности чувство принадлежности: чтобы быть вполне «своим», нужно и выглядеть «как все», и разделять общие увлечения. Кроме того, мода — средство самовыражения: юношеский стиль претендует на уникальность и экспериментальность, всячески подчеркивая свое отличие от «взрослого»; стоит только старшим принять его, как этот стиль сразу утрачивает свой динамизм. Далее, мода есть средство коммуникации и идентификации: видимые (одежда, прическа) или слышимые (язык, музыка) знаки служат молодому человеку средством показать, кто он такой, и распознать «своих». Наконец, это средство приобретения статуса в своей среде: поскольку нормы и ценности подростковой субкультуры являются групповыми, овладение ими (например, умение разбираться в хоккее или поп-музыке) становится обязательным и служит способом самоутверждения [57].

Для подростков также характерно желание выделиться, привлечь к себе внимание. Отсюда — особая ценность броских внешних аксессуаров, рассчитанных на привлечение внимания.

То же можно сказать и относительно молодежного жаргона. Вводимые подростками термины грубы, подчеркнуто условны, сплошь и рядом словам придается смысл, противоположный их нормальному значению. Но этот условный молодежный жаргон, существовавший, кстати сказать, во все времена, выполняет весьма важные коммуникативные функции. Юность всегда торопится, поэтому в ее языке много сокращений, экономящих время и позволяющих (иногда в ущерб ясности) одним словом передать несколько значений. Многие слова изобретаются специально для передачи переживаний, которых взрослые не знают или которым не придают значения; такие слова непереводимы. Юность высоко эмоциональна и в то же время застенчива, сдержанна в выражении чувств. Отсюда — ироничность молодежного жаргона, нарочитая грубость, заимствование словечек из блатного лексикона. Эта хитрая словесная игра служит также средством отделения «своих» от «посторонних» И укрепления столь ценимой юношами возрастно-групповой солидарности. Некоторые из жаргонизмов с течением времени усваиваются взрослыми, проникают на страницы литературных произведений, после чего обычно выходят из моды у молодежи, изобретающей что-то новое [23].

«Юношеский жаргон — явление многослойное. Его костяк образует совокупность слов и выражений, которые употребляются практически всеми ребятами этого возраста. Второй слой образуют слова и выражения, специфические для отдельных групп юношей. Как показывают исследования, жаргон части старшеклассников, преимущественно в больших городах, в значительной степени состоит из «англицизмов», юноши из малых городов и сельской местности употребляют немало вульгаризмов, их словарь пополняется также за счет блатной лексики. И, наконец, третий слой образуют слова и выражения, специфические для различных социально-демографических слоев юношества». Жаргон разных групп старшеклассников отличается и по своей экспрессивной окраске: в одних случаях она более агрессивна, груба, в других — несколько юмористична [23, c.163].

Другая точка зрения диаметрально противоположна и состоит в отрицании самого факта существования субкультуры подросткового сообщества: подростки разделяют ценности, убеждения и обычаи взрослых, поэтому теория отдельной подростковой субкультуры относится к области мифов. Мы считаем, что подростковая субкультура все-таки существует, но ее направленность может быть различной и либо опираться, либо не опираться на родительские убеждения. Можно согласиться с мнением Ф.Райса о том, что «большинство современных подростков одновременно являются смущенными юнцами в мире взрослых и относительно уверенными в себе, осознающими свой статус членами группы сверстников» [1]. Общение со сверстниками помогает становлению адекватного представления о себе. По мнению Эриксона [61], принадлежность к группе сверстников позволяет подросткам испытывать на себе влияние разных идеологических систем — политических, социальных, экономических и религиозных. Проводя большую часть времени со сверстниками, подростки формируют направленность своего поведения, которое в большинстве случаев оказывается девиантным, отклоняющимся.

Отклоняющееся поведение подростков может принимать разные формы. Это и различные виды делинквентного поведения: убийства, кражи, разбои, преступления сексуальной направленности и т.д.; и всевозможные асоциальные действия: нецензурная брань, прогулы занятий, участие в различных неформальных организациях, чрезмерное увлечение азартными играми, бродяжничество и попрошайничество, побеги из дома, употребление алкоголя, наркотиков, табакокурение, агрессивное и суицидальное поведение. Ниже мы рассмотрим наиболее серьёзные формы асоциального поведения подростков.

 

2.2Формы асоциального поведения подростков

 

2.2.1 Злоупотребление алкоголем

 

Сегодня в России официально зарегистрировано 2,3 миллионов алкоголиков. Однако, по мнению наркологов, эта цифра является лишь вершиной айсберга, и реальное количество больных алкоголизмом в России больше в несколько раз. Особенно тревожным фактором является раннее приобщение и быстрое привыкание к спиртному детей и подростков. По данным Генпрокуратуры, в стране около 178 тысяч детей-алкоголиков. Речь не о тех, кто «перепробовал» пива на дне рождения старшего брата. В свои 14–16 лет эти подростки уже знакомы с похмельным синдромом и «белой горячкой». Распространение алкоголизма в молодежной среде является одной из самых тревожных и опасных социальных проблем нашего времени. Растёт число девушек, употребляющих алкоголь. Так, если среди взрослого населения соотношение пьющих мужчин и женщин составляет 1:5, то в подростковой среде 50/50. По статистическим данным, до 80 взрослых, больных алкоголизмом, начали злоупотреблять алкоголем именно в подростковом возрасте. Эта возрастная категория детей и составляет группу риска [58, c.35].

Алкоголизм у детей развивается намного быстрее, чем у взрослых, и по своим последствиям он гораздо тяжелее. Алкоголизация подрастающего поколения большинством исследователей рассматривается как существенный индикатор неблагополучия микросоциальной среды. Этим и определяется постоянный интерес к изучению проблемы распространенности и характера ранней алкоголизации [56].

Массовые исследования проблемы употребления алкоголя в молодёжной среде начали проводиться в конце 19 –начале 20 века в Западной Европе и Северной Америке и велись в самых различных направлениях: изучались распространенность и характер употребления алкоголя учащимися, исследовалось влияние алкоголя на детский и подростковый организм, определялась взаимосвязь между успеваемостью и употреблением алкоголя, разрабатывались и апробировались программы антиалкогольного обучения [46].
Существенное место среди исследований этого периода занимали работы,
иллюстрирующие распространенность и характер питейных обычаев, когда детям давали спиртные напитки для: укрепления здоровья, аппетита, улучшения роста, облегчения прорезывания зубов, согревания, утоления голода, успокоения [46].
Бытовавшая в 19 и на рубеже 20 столетия твердая уверенность в укрепляющем действии алкоголя часто имела последствием прямую алкоголизацию ребенка.
Современный период изучения ранней алкоголизации отмечен
многочисленными попытками более глубоко раскрыть причины злоупотребления спиртными напитками.

Сравнивая влияние сверстников, алкогольных обычаев, семьи и пола подростков на потребление ими спиртных напитков, Форшлунг (1970) выяснил, что алкогольное поведение матери оказывает существенное воздействие на алкоголизацию, прежде всего дочерей. Алкогольное поведение отца обуславливает таковое его дочери и имеет наибольшее влияние на алкоголизацию сыновей. Влияние сверстников было взаимосвязано с тем, будет или не будет пить подросток в отсутствие родительского контроля [49].
Видкри (1974) выделяет несколько типов соотношения между алкогольной
культурой микросоциальной среды и установками индивида в отношении
алкоголизации: «абстинентной культуре» соответствует остановка на полное воздержание, «амбивалентной культуре» — двусмысленная и противоречивая алкогольная установка, «либеральной культуре» — соответствует «допускающая» установка, однако запрещающая откровенное пьянство,
«патологической культуре» – алкогольная установка, допускающая любые
проявления пьянства [46].
Автор видит причины пьянства в особенностях процесса социализации,
деформировавших культурные нормы поведения, в том числе и потребления
алкоголя.

Современный российский психолог Д.Д.Еникеева на основании большого профессионального опыта утверждает, что в возникновении алкоголизма и других пагубных пристрастий несовершеннолетних виноваты чаще всего родители. В семьях с хорошим эмоциональным и психологическим климатом, при знании родителями проблем своего ребёнка, у детей не бывает алкоголизма и наркомании.

Таким образом, экономические условия, питейные обычаи, неправильное воспитание, дурные примеры, стремление подражать старшим, анатомо-физиологические особенности детского и юношеского организма все это является условиями, способствующими развитию алкоголизма в молодом возрасте.

Важную роль играют также стремления к экспериментированию и особенности юношеской субкультуры, в которой выпивка — признак мужественности и взрослости, средство инициации посвящения в сан пьющего. Именно групповая выпивка является психологическим рубежом посвящения в члены группы. Стиль алкоголизации принятой в компании, начинает восприниматься как естественный, нормальный, окончательно формируя психологическую готовность к некритическому восприятию алкогольных обычаев. Алкоголь становится нормой поведения. Большое распространение в молодёжной среде получает и так называемый «пивной алкоголизм. Суточная доза алкоголя у современных подростков и молодёжи, в среднем, составляет от 3 до 5 литров пива, в то время как рекомендуемая доза употребления чистого алкоголя для взрослого мужчины равна 30 миллилитрам, а для женщины- 16. Именно такое количество алкоголя и может утилизировать печень, большее — уже принесёт вред. Однако зачастую про эти дозы знают только сами наркологи, да попадающие к ним на приём алкоголики [57].

Неконтролируемый рост употребления алкогольных напитков, выдвигает на первый план проблему профилактики алкоголизма среди детей. Решить проблему алкоголизации подростков только с помощью запретительных, медицинских и юридических ограничений невозможно. Основные усилия должны быть сосредоточены на формировании «внутренних» ограничителей, то есть на воспитании личностной устойчивости к алкогольному соблазну. В настоящее время специалисты по разработке программ профилактики злоупотребления спиртными напитками учитывают, что программа должна отвечать определенным требованиям, а именно, она всегда должна осуществляться в форме постановки и решения конкретных, последовательных экономических, финансовых, медицинских, образовательных, психологических и иных целостных взаимосвязанных задач, а не только в виде изолированных идеологического характера действий (отдельных лекций, семинаров, тренингов, конкурсов, акций, опросов и т.п.).

 

2.2.2 Употребление наркотиков и токсикомания

Наркоманией называется зависимость от наркотических веществ, перечень которых был официально создан Всемирной организацией здравоохранения. Зависимость от других психоактивных веществ обозначают термином «токсикомания»[22, c.54].

Это чрезвычайно серьёзная проблема, получившая большое распространение во всех странах мира. По данным ООН, на планете сейчас проживает около 200 млн. наркоманов, точнее примерно 200 млн. человек, или 5% населения в возрасте от 5(!) до 64 лет, употребляют наркотики. Число же тех, кого обычно называют наркозависимыми лицами, составляет примерно 25 млн. человек. Приведённые данные показывают, что наркоманию не случайно называют «чумой 21 века». В нашей стране счет наркологических больных идёт на миллионы, хотя официальная статистика на конец 2008 года зарегистрировала около полумиллиона человек [58, c. 34].

Но самое страшное то, что наркомании — это болезнь молодых. По последним данным, более 60 % наркоманов – люди в возрасте 16-30 лет и почти 20 % — школьники. Информация Министерства здравоохранения и социального развития России показывает, что средний возраст приобщения к наркотикам составляет 15-17 лет, но участились случаи первичного потребления наркотиков детьми в возрасте 9-13 лет. Школы и места массового развлечения молодёжи, в первую очередь дискотеки и ночные клубы, являются сегодня основными местами распространения наркотиков. Опрос учащихся старших классов городов Москвы и Санкт-Петербурга показал, что 70 % из них первый раз попробовали наркотики именно в этих местах. По последним экспертным оценкам, каждый наркоман вовлекает в употребление наркотиков от 5-6 до 13-15 человек [66].


Наркологи утверждают, что эффективность лечения наркомании составляет 3-5%. Это значит, что из 100 наркоманов, подвергшихся лечению, только 3-5 человек в дальнейшем перестают принимать наркотики, а также то, что 95-97% пролеченных за государственный счет больных после окончания лечения продолжают употреблять наркотики. Наркомания как заболевание и проблема наносит государству и значительный экономический ущерб: содержание 1 больного в НИИ наркологии составляет около 900 рублей в день, 330 000 рублей в год. Если учесть, что из 100 человек вылечиваются 3-5, то несложно понять, какой бюджет просто-напросто вылетает в пустоту[5, c.79].

Как и пьянство, подростковый наркотизм и токсикомания связаны с психическим экспериментированием, поиском новых, необычных ощущений и переживаний. По наблюдениям врачей-наркологов, две трети молодых людей впервые приобщаются к наркотическим веществам из любопытства, желания узнать, что «там», за гранью запретного. Иногда первую дозу навязывают обманом, под видом сигареты или напитка. Вместе с тем это групповое явление, связанное с подражанием старшим и влиянием группы. До 90% наркоманов начинают употреблять наркотики в компаниях сверстников [59].


Следует различать начальную стадию приобщения к веществам, вызывающим наркотическое опьянение, их бытовое употребление – наркотизацию и собственно болезненное пристрастие, злоупотребление, психическую, а потом и физическую зависимость от наркотиков и токсичных веществ – наркоманию и токсикоманию. Для большинства подростков типично бытовое или ситуативное употребление наркотиков и токсинов [5].

На долю наркоманов приходится и большая часть ВИЧ-инфицированных. Помимо вреда для здоровья наркотизм почти неизбежно означает вовлечение подростка в криминальную субкультуру, где приобретаются наркотики, а затем он и сам начинает совершать всё более серьёзные правонарушения [58].


Борьбе с наркоманией могут способствовать меры социального, экономического, культурного характера, в том числе и те, которые применяются для искоренения алкоголизма. Но, учитывая специфику развития наркомании, в борьбе с этой формой отклоняющегося поведения следует использовать и специальные меры — медицинские, правовые и др.

2.2.3 Агрессивное поведение

Агрессия начинает отчётливо проявляется в возрасте от 10 до 13 лет. Она выражается либо в семейных потасовках при разрешении конфликтов, либо в избиении физически слабых, неуверенных в себе, лишённых родительской защиты учащихся [57].

В старшем школьном возрасте агрессивность отмечается в основном у юношей, у девушек — значительно реже. Агрессия юношей обычно выражается в следующих ситуациях: при противопоставлении себя детям, взрослым, старикам; в конфликтах между отдельными молодёжными группами; при регуляции отношений внутри молодёжной группы с помощью физической силы [31].

Агрессивность по отношению к младшим обычно выражается в насмешках над ними, толчках, подзатыльниках, иногда в отбирании мелких личных вещей и денег. Особенно она может проявляться против детей, не имеющих сильного защитника. Агрессивность в подобных случаях является средством насмешливой и снисходительной демонстрации своего возрастного превосходства и физической силы. Агрессия старших подростков по отношению к взрослым часто имеет целью определение границ дозволенного в поведении и носит демонстративный характер. Она может проявляться в нарочитом нарушении тишины, возражениям старшим (нередко в вызывающей, обидной форме), стычки на местах наибольшего скопления взрослой публики, порче общественного имущества. При этом молодые люди внимательно наблюдают за поведением взрослых и немедленно на него реагируют. Значительное обострение обстановки наступает, когда старшие раздражённо и гневливо требуют «призвать хулиганов к порядку» или боязливо отстраняются от конфликта. Старшему подростку нравится дразнить таких взрослых. Причём даже возможное впоследствии наказание он расценивает как несправедливое, т.к. сам подросток заранее не знал, куда заведёт его этот «эксперимент». Поэтому подростки в таких случаях во всём винят взрослых [6].

Агрессия нередко бывает направлена на отдельного взрослого. Чаще это отмечается при криминальном поведении, осуществляемом целой молодёжной группой. Непосредственный толчок к нему обычно делают сильные эмоции, захватившие всю компанию молодых людей. Нередко, как отмечалось выше, такие эмоции возникают на фоне алкогольного опьянения. В таком состоянии у школьников усиливается стремление совершить какое-то необычное «лихое», «храброе» действие. Выход оно может найти в нападении на физически слабого, пьяного или престарелого человека [57, c.126].

Агрессивность может проявляться у школьников средних классов в стычках между отдельными группами. Спор между проживающими по соседству подростковыми группами обычно идёт из-за территориальных «сфер влияния», клубок, кинотеатров, дискотек. Соперников туда стараются не пускать.

Наконец, агрессивность при регулировании отношений в группе. Она связана с установлением или сохранением определённого «порядка» в конкретном молодёжном объединении и направлена против «предателей и смутьянов», в назидание колеблющимся и неуверенным. Обычно это бывает при возникновении или распаде определённой неформальной группы. [48]

Подростковая агрессия — чаще всего следствие общей озлобленности и пониженного самоуважения в результате пережитых неудач и несправедливостей (бросил отец, плохие оценки в школе, отчислили из спортивной секции и т. п.). Изощрённую жёсткость нередко проявляют также жертвы гиперопеки, избалованные маменькины сынки, не имевшие в детстве возможности экспериментировать и отвечать за свои поступки; жестокость для них — своеобразный сплав мести, самоутверждения и одновременно самопроверки [59].

Подростковые акты вандализма, как правило, совершаются сообща, в группе. Роль каждого в отдельности при этом как бы стирается, личная моральная ответственность устраняется. Совместно совершаемые асоциальные действия укрепляют чувство групповой солидарности, доходящее в момент действия до состояния эйфории, которую потом, когда возбуждение проходит, сами подростки ничем не могут объяснить [48].

 

2.2.4 Суицидальное поведение

 

В основе современных социологических взглядов на природу самоубийства лежит учение Э.Дюркгейма. Его работа «Самоубийство: Социологический этюд» считается классическим социологическим исследованием. В нём Дюркгейм, на анализе статистического материала, характеризующего динамику самоубийств в различных европейских странах, впервые выделил основные закономерности суицидального поведения: факт весенне-летнего подъёма и осенне-зимнего спада, количество самоубийств возрастает во вторник и снижается в среду – четверг, конец недели больше «опасен» для мужчин, суицидное поведение мужчин чаще приводит к трагическому исходу и ряд других [20].

Прослеживая связь самоубийств с принадлежностью к определенным социальным группам, Дюркгейм устанавливает зависимость числа самоубийств от степени ценностно-нормативной интеграции общества (группы). Он выделяет 3 основных типа самоубийства, обусловленные различной силой влияния социальных норм на индивида: эгоистическое, альтруистическое и аномическое. Эгоистическое самоубийство имеет место в случае слабого воздействия социальных (групповых) норм на индивида, остающегося наедине с самим собой и утрачивающего в результате смысл жизни. Альтруистическое самоубийство, наоборот, вызывается полным поглощением обществом индивида, отдающего ради него свою жизнь, т.е. видящего её смысл вне её самой. Наконец, аномическое самоубийство обусловлено состоянием аномии в обществе, когда социальные нормы не просто слабо влияют на индивида (как при эгоистическом самоубийстве), а вообще практически отсутствуют, когда в обществе наблюдается нормативный вакуум, т.е. аномия. Дюркгейм указывает и на четвёртый тип самоубийства — фаталистский, который должен служить симметричным антиподом аномического самоубийства, но не рассматривает его специально вследствие его незначительной распространенности [20, c.57].
Современные отечественные исследователи отмечают, что на самоубийства влияют такие факторы как: политическая система, экономическая ситуация, религиозное сознания общества, семейное воспитание [14].

Проблема юношеских самоубийств, многие годы бывшая у нас под запретом, сегодня стала особенно актуальной.

Большинство исследователей отмечает, что суицидальное поведение у детей до 13 лет – редкое явление, и только с 14-15-летнего возраста суицидальная активность резко возрастает, достигая максимума к 16-19 годам.

По данным исследования А.Г.Амбруновой 770-ти детей и подростков с суицидальным поведением, самыми молодыми были дети 7 лет. Большинство составили девочки (80,8 %). Наиболее частыми способами у девочек были отравления, у мальчиков – порезы вен и повешение [15].

Исследователи отмечают, что в детском возрасте у ребёнка ещё не сформирована концепция смерти, он скорее фантазирует по поводу смерти, плохо понимая различия между живущим и умершим. Поэтому и мотивы, которыми дети объясняют своё поведение, кажутся несерьёзными и мимолётными. Чаще всего самоубийство в детском возрасте побуждается гневом, страхом, желанием наказать себя или других [24].

Несколько иную картину суицидального поведения мы наблюдаем в подростковом возрасте. Среди подростков попытки самоубийства встречаются существенно чаще, чем у детей, причём лишь немногие из них достигают своей цели. Частота законченных суицидов подростков не превышает 1 % от всех суицидальных действий [2].Суицидальное поведение в этом возрасте чаще имеет демонстративный характер, в том числе – шантажа. А.Е.Личко отмечает, что лишь у 10 % подростков имеется истинное желание покончить с собой (покушение на самоубийство), в 90 % — это крик о помощи [38].

Б.Н.Алмазов, обследовав группу подростков 14-18 лет, умышленно нанёсших себе порезы, установил, что только 4 % из них в момент самопореза имели мысли суицидального содержания. Большинство же эксцессов были совершены после ссоры со сверстниками, а также как бравада или обряд «братания» [24, c. 147].

В целом можно говорить о значительном влиянии на суицидальное поведение подростков межличностных отношений со сверстниками и родителями.

Другим чрезвычайно важным фактором, к сожалению относительно мало изученным, выступает влияние подростковой субкультуры. Так у подростков значительно чаще, чем среди взрослых, наблюдается так называемый «эффект Вертера» — самоубийство под влиянием чьего-то примера (в свое время опубликование гётевского «Вертера» вызвало волну самоубийств среди немецкой молодежи). В нашей стране примером такого поведения может служить то, что в 1999г. в ответ на сообщения в СМИ о самоубийстве Игоря Сорина, лидера молодёжной поп-группы «Иванушки интернешнл», несколько девочек-подростков последовали примеру своего кумира [24, c. 147].

После 14 лет суицидальное поведение в основном связано с интимно-личностными отношениями, например несчастной любовью.

 

2.3.Исследование табакокурения среди подростков

 

О проблеме курения и его вреде сказано немало. Однако беспокойство
ученых, педагогов и врачей, вызванное распространением этой пагубной
привычки, растет, так как пока еще значительное число людей не считает
курение вредным для здоровья.
А ведь курение — не безобидное занятие, которое можно бросить без усилий. Это настоящая наркомания, и тем более опасная, что многие не принимают её всерьез.
Курение является социальной проблемой общества, как для его курящей,
так и для некурящей части. Для первой – проблемой является бросить курить,
для второй – избежать влияния курящего общества и не «заразиться» их
привычкой, а также – сохранить своё здоровье от продуктов курения,
поскольку вещества, входящие в выдыхаемый курильщиками дым, не на много
безопаснее того, если бы человек сам курил.
Первые курильщики завезли семена табака из Южной Америки во времена
Колумба и стали его культивировать. Распространение табака встречало в странах сильное противодействие. Так, в Турции курение табака рассматривалось как нарушение законов Корана, и виноватых сажали на кол. Персидский шах Аббас приказал сжечь торговца, который завез табак в военный лагерь. Римский папа Урбан VII отлучал от церкви тех, кто курил или нюхал табак, а однажды за курение сигар монахов живыми замуровал в стену [41,c.40].
В Россию табак, по-видимому, попал в конце XVI века и тоже был встречен не очень приветливо. За курение полагалось весьма серьезное наказание – от палочных ударов и порки кнутом до отрезания носа и ушей и ссылки в Сибирь. Торговцев табаком ждала смертная казнь [41,c.41].
Но постепенно запреты на курение отменялись в одной за другой странах. С годами к вредной привычке приобщились мужчины, женщины, молодые люди,
подростки и даже дети. Возникла мода на курение: сигареты, мол, придают девушкам особую элегантность, а юношам мужественность. Обязательной
принадлежностью теле — и киногероев стала сигарета. Однако со второй половины прошлого века во многих странах принимаются меры по борьбе с массовым курением населения. Так, в 70-х годах количество курильщиков всех возрастов в США резко сократилось благодаря массовой, постоянной и умелой контрпропаганде курения. Этот процесс коснулся также подростков и старшеклассников: с 1979 по 1992 г. количество их сократилось на 57 %. В Европе сегодня уже не только не модно, но и противозаконно курить на улице и в общественных местах. Мало того, в цивилизованных странах стало модно отказываться от вредной привычки и объявлять целые города зонами свободными от курения [48, c.158].

В нашей же стране число курильщиков не только не сокращается, оно увеличивается. По данным Роспотребнадзора, за последние 20 лет количество курящих людей в России увеличилось на 440 000 человек. Снизился и возрастной критерий курильщиков: среди юношей в возрасте 15-19 лет курят 40%, среди девушек – 7%. Один такой юноша в среднем выкуривает около 12 сигарет в день, девушка – 7. Если перевести проценты в количественные данные, то получится более 3 миллионов курящих подростков, среди которых 2,5 миллиона юношей и 500 000 девушек. Наша страна вошла в тройку лидеров по производству и продаже сигарет, около 200 000 человек умирает ежегодно от заболеваний, вызванных курением. Самое печальное, что портрет курильщика с каждым годом все моложе и моложе, так, по последним данным, средний возраст начала курения в России – 7 лет. Все чаще среди курящих россиян встречаются молодые женщины – будущие матери. Курение считается экспертами самой вредной привычкой россиян: на данный момент в стране курит 65% мужчин и 30% женщин [41, c 42].


Если рассматривать эту проблему в свете отдельной социальной группы, то одной из самых актуальных будет эта проблема в подростковой среде. Именно поэтому исследование табакокурения мы провели в одной из средних школ ст.Новопокровской. На первом этапе методом анкетирования нами было опрошено 80 учащихся. Среди них 42 учащихся седьмых классов и 38 — одиннадцатых. На втором этапе с шестью курящими школьниками старшей возрастной группы было проведено свободное интервью для выявления факторов, способствующих приобщению их к табакокурению.

По результатам проведенного социологического исследования было выявлено, что среди одиннадцатиклассников курят 23,7 %, из них часто курят 45 %, иногда- 33 %, а редко 22 %. Пробовали курить, но не курят сейчас 39,5 %, никогда не пробовали курить 36,8 % опрошенных.

Среди семиклассников курят 11,9 %, причём курящих часто среди них нет, 40 % из них курят иногда, а 60 % редко. Пробовали, но сейчас не курят 9,5 % семиклассников. Большая же часть опрошенных (78,6 %) никогда не пробовала курить.

Интересные данные мы получили, сопоставив ответы респондентов на вопрос о причинах курения в двух возрастных группах. Если в старшей возрастной группе преобладает ответ «быть как все»- 48,9 % и «повысить авторитет среди сверстников»- 42,5 %, а ответы: «расслабиться, снять стресс» и «казаться взрослее» выбрали одинаковое количество учащихся — по 19,5 %; то в младшей возрастной группе картина иная – преобладающим ответом является «казаться взрослее»- так ответили более половины опрошенных – 60,3 %, на втором месте вариант «повысить авторитет среди сверстников- 41 %, на третьем ответ «расслабиться, снять стресс»- 22,8 %, вариант «быть как все» в этой возрастной группе не выбрал никто.

При ответе на этот вопрос учащиеся предлагали и свои варианты ответа: «показать свою крутизну», «снять напряжение в мышцах» среди мальчиков и «чтобы не поправиться», «из-за мальчиков», «из любопытства» среди девочек.

Можно отметить, что в обеих возрастных группах высок процент согласных с утверждением о том, что курение вызывает множество негативных последствий. Так в старшей возрастной группе 89, 5 % — «полностью согласны» с этим утверждением и 10,5 % — «скорее согласны». В младшей возрастной группе ответы распределились следующим образом: 78,9 % — «полностью согласны», по 4,7 % получили ответы «скорее согласны» и «скорее не согласны»; затруднились ответить на этот вопрос 11,7 % респондентов, что свидетельствует о недостаточной информированности семиклассников о негативных последствиях курения, слабой профилактической работе в школе. Это подтверждается и при ответе на открытый вопрос: « Какие негативные последствия табакокурения Вы можете назвать?». Среди семиклассников на этот вопрос не ответили вообще 27,3 %, в то время как среди старшеклассников ничего не ответивших на этот вопрос нет. Важно отметить, что среди таких ответов, как «рак» и «заболевания лёгких», «кашель», «ухудшение цвета лица и зубов», «замедление роста», школьники указывали и «потерю отношений со своими друзьями», «позор», «неуважение», «вульгарность курения».

С утверждением о том, что ценности здорового образа жизни сегодня получают всё большее распространение среди молодёжи, согласились более половины одиннадцатиклассников- 58,9 %, и около половины семиклассников- 48,5 %; при высоком проценте затрудняющихся ответить- 10,5 % и 19 % по двум группам. Однако при этом высок и процент тех, кто признаёт, что сегодня курение является стандартом поведения молодежи — с этим утверждением согласны или полностью согласны 44,6 % семиклассников и 48,4 % одиннадцатиклассников. Это противоречие объясняется, возможно, тем, что курение не воспринимается молодыми людьми как поведение, противоречащие ценностям здорового образа жизни, что свидетельствует о недостаточно сложившимся представлении о понятии и составляющих здорового образа жизни.

О парадоксах в отношении здорового образа среди молодёжи пишет в своём исследовании и Н.И.Белова [7, c.84-86]. Она отмечает, что в представлениях 2/3 респондентов (73,9%), здоровый образ жизни – «это поведение и деятельность человека, благотворно влияющие на здоровье». Каждый пятый считает, что «достаточно не иметь вредных привычек», чтобы о них говорили как о людях, ведущих здоровый образ жизни (19,6%), а каждый десятый (11,6%) уверен, что «отсутствие болезней» и есть здоровый образ жизни. Н.И.Белова также отмечает противоречия в передаче информации о здоровом образе жизни молодому поколению как из СМИ, так и из семьи.

Изучению влияния СМИ на подрастающее поколение посвящены сегодня множество научных статей и исследований. Большинство учёных отмечают, что современные СМИ вместо того, чтобы воспитывать «лиц девиантного поведения», наоборот способствуют увеличению их численности. Так, например, в конце 2001 г. в Москве Единым научно-методическим центром Комитета по культуре Правительства Москвы совместно с Институтом социально-политических исследований РАН проведено социологическое исследование «Молодежь Москвы о средствах массовой информации». В ходе этого исследования быль выявлено, что во многих печатных и электронных средствах массовой информации, ориентированных на молодежную аудиторию, значительная часть печатных площадей, эфирного времени предоставляется откровенной или скрытой пропаганде и рекламе спиртных напитков, сигарет. Репертуар большинства телеканалов изобилует сценами жестокости, насилия, сексуальной распущенности [58, c. 36].

Большинство опрошенных нами подростков (66,3 %) согласны с утверждением о том, что в СМИ слишком много рекламы табачных изделий. В косвенной форме негативное влияние рекламы табачных изделий в СМИ можно увидеть и при анализе ответов респондентов на два открытых вопроса. Один из них звучал так: «Каких известных спортсменов вы знаете?», второй – «Какие марки сигарет вы знаете?». При сравнении ответов, мы выяснили, что количество указанных марок сигарет часто превосходит количество указанных имён спортсменов. Получается, что подросток находится в информационном поле, содержащим большее количество названий табачных изделий, чем имён спортсменов. Интересно, что среди таких всемирно известных российских и зарубежных спортсменов как: А.Кабаева, Е.Плющенко, С.Хоркина, М.Шарапова, Е.Исинбаева, И.Слуцкая, А.Немов, братья Кличко, Зидан и др., школьники называют и своих друзей, занимающихся спортом и являющихся для них кумирами: «Вадик», «Лёха», «Штратникова Ольга — классный защитник и нападающий в баскетболе».

С необходимостью ограничить курение в общественных местах согласны или полностью согласны 78,9% одиннадцатиклассников и 86,1% семиклассников.

Подавляющему большинству опрошенных подростков (82,5 %) родители говорили о вреде курения. Беседы о вреде курения проводятся даже более часто в курящих семьях или в семьях бывших курильщиков, чем в некурящих семьях.

Чаще всего разговор о вреде курения происходит с подростком, который курит часто (с 89,9 % таких подростков родители вели беседу о вреде курения), но даже среди подростков, которые никогда не пробовали курить, такие беседы родителями проводились.

С мальчиками родители говорят о вреде курения чаще, чем с девочками: 81,5% мальчиков, которые никогда даже не пробовали курить, сказали, что родители говорили с ними о курения, среди девочек, которые никогда не пробовали курить, предупреждения родителей были выслушаны 73,4 %.

Отвечая на вопрос о том, какие методы борьбы с подростковым курением они считают наиболее эффективными, подавляющее большинство опрошенных одиннадцатиклассников (78,9 %) выбрали ответ «организация интересного досуга подростков», ответы «профилактические беседы о вреде курения» и «собственный пример взрослых» выбрали одинаковое число респондентов — по 31,6 %, а ответ «ужесточение наказания за курение» выбрали только 7,9 % опрошенных.

Ответы семиклассников на этот же вопрос распределились следующим образом: на первом месте ответ «ужесточение наказания за курение» — 90,5 %, на втором «собственный пример взрослых» — 38,1 %, на третьем «профилактические беседы о вреде курения» — 35,7 %, ответ «организация интересного досуга подростков» выбрали 31,9 % опрошенных.

На этот вопрос школьники предлагали и свои варианты ответа. Причём семиклассники предлагают не только «не дружить с курящими», но и «выгонять из школы», а одиннадцатиклассники считают, что «человек должен сам принять решение и отказаться от этой вредной привычки», «нужно самому понять, что курение не делает тебя успешнее или привлекательнее, а только негативно влияет на здоровье», «нужно заниматься каким-то интересным делом и тогда на курение не останется времени».

Для выявления связи между досуговыми предпочтениями учащихся и табакокурением нами был задан вопрос о том, как школьники проводят свободное от учёбы время. Выяснилось, что среди тех, кто в свободное время посещает различные кружки, спортивные секции, углубленно изучает какой-либо предмет, курящих нет.

При анализе ответов на вопрос о том, как поведёт себя подросток, если в компании ему предложат покурить, мы выяснили, что большинство опрошенных (68,9 %) откажутся, согласятся, чтобы не обидеть21 %, с радостью согласятся 10,1 %. Распределение ответов на этот вопрос отражает значительное влияние группового поведения на поведение отдельного подростка.

Один из вопросов анкеты касался того, насколько активно респонденты участвуют в общественной жизни класса, школы. Оказалось, что наиболее активные школьники не курят, а курящие почти никогда не участвуют в общественной жизни класса и школы. Это явление можно объяснить по-разному: либо на курящих наклеивается ярлык «девианта» и они исключаются из активной жизни класса; либо у курящих школьников существуют свои интересы, и они сами не хотят участвовать в различных школьных мероприятиях; либо курение выступает следствием исключения учащегося, по каким-либо причинам, из общественной жизни класса. В любом случае мы можем говорить о факторе недостаточной адаптации учащегося в школьном коллективе.

В ходе исследования нами не было выявлено какой-либо закономерности между материальным положением семьи и отношением ребёнка к курению. Курящие дети встречаются как в семьях с небольшим и средним достатком, так и в семьях с высоким доходом семьи.

На втором этапе исследования в ходе интервью с курящими школьниками мы попытались выяснить, какие факторы оказали наибольшее влияние на их приобщение к курению. Среди опрошенных девочек причинами начала курения являются эмоциональные переживания по поводу отношений со сверстниками, по поводу своей внешности: «расстались с парнем, сильно переживала и начала курить», «нравился парень, который курил и, чтобы легче было познакомиться, начала курить сама», «прочитала в одном журнале, что когда курят не поправляются».

В то же время для мальчиков важнее повысить свой авторитет и снять стресс: «где-то слышал, что курение помогает снять напряжение в мышцах», «чтобы приняли в компанию», « чтобы выглядеть круче».

Отвечая на вопрос о том, стало ли им труднее приобретать сигареты после принятия в нашем крае закона о безнадзорности, школьники говорят, что не настолько, чтобы бросить: «раньше и в центре могли продать, а теперь покупаем в маленьких магазинах, где немноголюдно», «бывает попросим дяденьку какого-нибудь нам купить», «часто просим взрослых купить», «посылаем кого-нибудь кто выглядит взрослее всех», «если уверенно держаться, то даже паспорт не спросят», «сестра старшая работает в магазине и нам продаёт». В этой ситуации больше всего настораживает позиция взрослых, которые помогают школьникам покупать сигареты. Странным также выглядит и поведение некоторых учителей, о котором в ходе интервью рассказали школьники. По их словам многие учителя курят на переменах прямо на глазах у детей, а у некоторых пачка сигарет может лежать прямо на столе. Здесь следует отметить, что известный педагог В.А.Сухомлинский и учителя его школы не курили. Не курили в этой школе и учащиеся. Поэтому мы считаем, что борьба с подростковым курением пойдёт успешнее, если сами взрослые бросят курить.

Мы также задали подросткам вопрос о том, кто из их ближайшего окружения (учителя, друзья, родители) смог бы заставить их отказаться от курения. Большинство учащихся ответили, что если несколько лет назад это смогли бы сделать родители и учителя, если бы узнали, что они курят, то сегодня их заставили бы отказаться от курения «некурящая компания», «если бы это стало мешать отношениям с противоположным полом», «если бы все вокруг бросили курить», двое ответили, что их уже никто не сможет заставить отказаться от курения. Отсюда видно, что в старшем школьном возрасте наибольшее влияние на школьников оказывают уже не родители, а друзья.

В ходе интервью школьникам также был задан вопрос о характере отношений в их семьях. Пятеро из шести опрошенных ответили, что в их семьях имеются проблемы: одни из них растут в неполных и неблагополучных семьях, другие находятся под чрезмерным родительским контролем, третьи наоборот — страдает от недостатка родительской любви.

Четверо из шести опрошенных подростков имеют также проблемы с адаптацией в образовательном учреждении.

Средний возраст начала курения среди опрошенных нами девушек- 14 лет, среди мальчиков- 13 лет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

Явление девиации- отклонения от социальных норм, мы можем наблюдать в любом обществе. Эта тема носит междисциплинарный и дискуссионный характер. Она вызывает живой интерес у психологов, врачей, педагогов, социологов, философов, работников правоохранительных органов. Наибольшее беспокойство учёных вызывает всё большее распространение девиантного поведения среди несовершеннолетних.

Причины подростковых девиаций различные теории объясняют по-разному. Можно выделить общие, рассматривающие в качестве причин отклоняющегося поведения подростков все те факторы, которые действуют одинаковым образом на всех членов общества. Но есть и специальные, пытающиеся учесть специфику личности подростка, включая её биологические, психические, социокультурные стороны. Думается, что нельзя отбрасывать ни одну из них, поскольку поведение подростка имеет сложный индивидуальный характер, а характер девиации всегда носит сугубо конкретную форму. Нет какого-то общего шаблона, применяя который можно было бы одинаково объяснить, например, причины возникновения подростковой наркомании и, одновременно, совершённых подростками преступлений.

В своём исследовании мы изучили распространение среди подростков такого вида асоциального поведения как табакокурение.

В целом можно сказать, что гипотеза, выдвинутая нами в начале исследования о том, что табакокурение глубоко укоренилось среди современных подростков, воспринимается ими как нома поведения и не осуждается, причем большинство опрошенных подростков, в обеих возрастных группах, курит регулярно, не подтвердилась.

Так, среди одиннадцатиклассников курят примерно 24 %, среди семиклассников — около 12%. Многие одиннадцатиклассники (около 40%) пробовали курить, но смогли отказаться от этой вредной привычки, среди семиклассников — около 10 %. Однако среди респондентов встречаются и те, которые категорически отрицательно относится к курению, не курят сами и не хотят, чтобы курили другие, занимаются спортом, активно участвуют в общественной жизни класса и школы. Они отдают предпочтение не вредным привычкам и трате свободного времени на бесцельное блуждание по ночным улицам, а ведению здорового образа жизни, спорту. Это даёт надежду на то, что ценности здорового образа жизни всё же укореняются в среде российской молодёжи, период массового курения заканчивается и к подросткам постепенно приходит осознание того, что только будучи здоровыми и общественно активными они смогут достигнуть своих целей, добиться чего-то в жизни.

Среди социальных факторов, влияющих на приобщение подростков к табакокурению можно выделить следующие: это влияние на подростков семейной обстановки, воспитания, референтной группы и авторитетных людей, в целом социальной среды, в т.ч. огромное влияние средств массовой информации и успешность или неуспешность адаптации подростка в образовательном учреждении, отсутствие увлечений.

Также можно выделить факторы индивидуально-психологического характера: «протестные» реакции, попытки нейтрализовать отрицательные эмоциональные переживания, любопытство, желание казаться взрослее.

Если говорить о причинах начала курения, по мнению самих школьников, то среди семиклассников это чаще всего желание казаться взрослее, если не для взрослых, то хотя бы для своих сверстников. Одиннадцатиклассники же основной причиной курения называют стремление быть как все, не отличаться. Здесь курение является уже неким средством сопричастности, идентификации себя с группой. Наибольшее влияние на подростка начинают оказывать нормы группового поведения. Здесь очень важно, чтобы подросток сделал осознанный выбор в пользу группы, члены которой ведут здоровый образ жизни.

Говоря о социально-психологических характеристиках курящих школьников, можно отметить, что большая часть респондентов, опрошенных в ходе интервью, имеют проблемы как в отношениях со своими родителями, так и в отношениях со сверстниками. Такие школьники не посещают кружки и спортивные секции, почти не участвуют в общественной жизни класса.

Материальное положение семьи не влияет на приобщение школьников к курению.

На наш взгляд, меры по борьбе с подростковым курением должны носить не столько запретительно-ограничительный и запугивающий характер, сколько способствовать самореализации подростка, помогать ему в трудных жизненных ситуациях. Необходимо сформировать в сознании подростка престижность здорового образа жизни, сохранения хорошей физической формы. Большое значение имеет и собственный пример взрослых.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Библиографический список

1.Амбрумова А.Г., Диагностика суицидального поведения. М.,1980.

2.Амбрумова А.Г. Предупреждение самоубийств. М., 1980.

3.Афанасьев В.С., Маточкин И.В. К вопросу о понятии антисоциального поведения // Вестник ЛГУ, 1979.  Вып. №3.

4.Ахвердова О.А. Психологическая диагностика девиантного поведения подростков. Ставрополь, 1994.

5.Башкатов И.П. Психология асоциально-криминальных групп подростков и молодёжи. М.: 2002.

6. Беличева С. А. Основы превентивной психологии. М., 1993.

7.Белова Н.И. Парадоксы здорового образа жизни учащейся молодёжи//Социс. 2008.№ 4.С.84-86.

8.Боев И.В. Пограничная аномальная личность. Ставрополь, 1999.

9.Бондаренко Н.В. Личностно-характерологическая изменчивость подростков с криминальным стереотипом поведения. Ставрополь, 2005. с. 123-140.

10. Выготский  Л.С. Проблемы возрастной периодизации детского развития// Вопросы психологии. – 1972. № 2. с. 114-123.

11.Габиани А.Л. Наркотики в среде учащейся молодежи // Социс. 1990. № 9. С.90-91

12 Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория // Социс. 1991. №4.С 87-94.

13 Гилинский Я. И. Девиантность подростков: теория, методология, эмпирическая реальность. СПб., 2004

14. Гилинский Я.И., Социологические и психологические основы суицидалогии. СПб.,1999.

15. Гилинский Я.И., Смолинский Л.Г. Социодинамика самоубийств // Социс. 1988. № 5. С. 62

16. Гилинский, Я.И. Творчество: норма или отклонение? // Социологические исследования. 1990. №2. С.41-49.

17. Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии. — М., 1995

18. Девиантное поведение в современной России в фокусе социологии / ред. М. Позднякова и А. Салагаев. М., 2005;

19. Девиантность и социальный контроль в России (ХІХ-ХХ вв.): тенденции и социологическое осмысление: Научное издание. — СПб.: Алетейя, 2000.

20. Дюркгейм Э.Самоубийство: Социологический этюд. СПб., 1998.

21. Дюркгейм Э.Социология. М., 1995.

22. Еникеева Д. Д. Как предупредить алкоголизм и наркоманию у подростков. М.: Издательский центр «Академия», 2001.

23. Замостьянов А.В. Властители школьных дум.//Народное образование.2008.№ 1.-С 263-268 

24. Змановская Е.В. Девиантология: (психология отклоняющегося поведения).М., 2003. 

25. Иванов В.Н. Девиантное поведение: причины и масштабы // Социально-политический журнал. — 1995. — № 2.

26. Иванова Ж.Е. Социология девиантного поведения. М., 1998.

27. Казаринова Н.В.Социология/Казаринова Н.В., Филатова О.Г., Хренов А.Е., М., 2000

28. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения. М., 2001

29. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. – М.: Медицина, 1995.

30. Комлев Ю.Ю. , Сафиуллин Н.Х. Социология девиантного поведения: вопросы теории. Казань, 2000. 

31. Кон И. С. Психология ранней юности: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1989.

32. Кондрашенко В.Т. Девиантное поведение у подростков.Минск,1988.

33. Кравченко А.И.Социология. Хрестоматия, М., 1994

34. Кудрявцев В.Н. Социологические проблемы исследования антиобщественного поведения //  Социс., 1974, №1; 

35. Кулагина И.Ю. Личность школьника. М.: Творческий центр, 1999.

36. Ланцова Л.А. Социологическая теория девиантного поведения // Социально-политический журнал. — 1993. — № 4.

37. Лелеков В.А., Кошелева Е.В.Влияние семьи на преступность несовершеннолетних //Социс.2006.№1.С.56-59. 

38. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. СПб., 1993.

39. Лоренц К. Агрессия. М.,1994. 

40. Льюис К.С. Христианское поведение // Иностранная литература. 1990. № 5. С. 208

41. Мельникова С.В.Минздрав предупреждает//НаркоНет.2008.№4.С 40-42.

42. Мертон Р.Социальная теория и социальная структура.//Социс.1992. № 2. С. 118-119.

43. Мудрик А.В.Современный старшеклассник: проблемы самоопределения.М.: Знание, 1987. 

44. Мухамадеева З.Ф. Социальные проблемы подростков группы риска и пути их решения// Вестник Башкирского государственного университета. 2007.- №3.-С 24-27.

45. Осипова О.С. Девиантное поведение: благо или зло? // Социс. 1998. № 9.

46. Отклоняющееся поведение молодежи / ред. Э. Раска. Таллин, 1979; 

47. Психосоциальная коррекция и реабилитация несовершеннолетних с девиантным поведением / Под ред. С.А. Беличевой. — М., 1999.

48. Райс Ф.Психология подросткового и юношеского возраста.М.:Просвещение, 2000 

49. Селецкий А.И., Тарарухин С.А. Несовершеннолетние с отклоняющимся поведением. – Киев,1991.

50. Семёнов В.Е. СМИ и молодёж: социально-психологический анализ// Вестник политической психологии. 2004. № 1. С.30-34.

51. Сикевич З.В.Социологическое исследование: практическое руководство.СПб.: Питер,2005. 

52. Словарь-справочник по социальной психологии / В. Крысько. – СПб.: Питер, 2003.

53. Смелзер Н.Социология. М., 1994

54. Социология: Краткий тематический словарь / Под общ. ред. Ю.Г. Волкова. – Ростов н/Д: Изд-во «Феникс», 2001.

55. Социология в Ленинграде – Санкт-Петербурге во второй половине ХХ века. СПбГУ, 2008. С. 101-123.

56. Социология молодежи /Под ред. В.Т.Лисовского. СПб., 1996.

57. Степанов В.Г. Психология трудных школьников.М.: Академический проект,2004. 

58. Титкова А.Ю.Взгляд молодых//НаркоНет .2008.№ 6.С 30-36.

59. Толстых Н. Н., Кулаков С. М. Изучение мотивации подростков, имеющих пагубные привычки. //Вопросы психологии. 1989. №2. — С. 35-38.

60.
Тюмасева, З.И. Справочник-словарь современного общего образования: акмеологические и экологические тайны / З.И. Тюмасева, Е.Н. Богданов, Н.П. Щербак, – СПб.: Питер, 2004.

61.Фельдштейн Д. И. Проблемы возрастной и педагогической психологии: /Избранные психологические труды/. — М.: Международная педагогическая академия, 1995.  

62. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция: Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов – М.: Сов. Энциклопедия, 1983.

63. Фрейд. З. Лекции по введению в психоанализ. М., 1989. 

64. Фрейд. З. Психология Я и защитные механизмы. М., 1993. 

65. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990. 

66. Шереги Ф.Э.Социология девиации: прикладные исследования.М.: Центр социального прогнозирования.2004.

67. Шнейдман Э.С. Душа самоубийцы: Пер. с англ.М., 2001. 

68. Юнг К.Психологические типы. М., 1996. 

69. Ядов В.А.Социологическое исследование: методология, программа, методы. М., 1987.

 

Приложение

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
КАФЕДРА СОЦИОЛОГИИ


Здравствуйте! Социологи КубГУ обращаются к Вам с просьбой ответить на несколько вопросов, связанных с отношением молодёжи к курению. Опрос носит анонимный характер. Будьте свободны в своих ответах.

 

1.НАСКОЛЬКО АКТИВНО ВЫ УЧАСТВУЕТЕ В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ КЛАССА, ШКОЛЫ?

1.Всегда участвую

2.Почти всегда участвую

3.Почти никогда не участвую

4.Никогда не участвую

 

2.КАК ВЫ ЧАЩЕ ВСЕГО ПРОВОДИТЕ СВОБОДНОЕ ОТ УЧЁБЫ ВРЕМЯ?

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

3.ОПРЕДЕЛИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, УРОВЕНЬ МАТЕРИАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ ВАШЕЙ СЕМЬИ

1.Материальное положение значительно выше, чем у большинства сверстников.

2.Материальное положение немного выше, чем у большинства сверстников.

3.Материальное положение примерно такое же, как и у большинства.

4.Материальное положение немного ниже, чем у сверстников.

5.Материальное положение значительно хуже, чем у большинства сверстников.

6.Затрудняюсь ответить.

 

4.ВЫ…

1.Никогда не пробовали курить

2.Пробовали, но сейчас не курите

3.Курите редко (1-5 дней в месяц)

4.Курите иногда (6-19 дней в месяц)

5.Курите часто (20 дней в месяц и чаще)

 

5.ВЫ ДУМАЕТЕ, ЧТО МОЛОДЫЕ ЛЮДИ НАЧИНАЮТ КУРИТЬ, ТАК КАК ХОТЯТ…

1.Расслабиться, снять стресс.

2.Повысить авторитет среди сверстников.

3.Быть «как все».

4.Казаться взрослее.

5.Другое (напишите)____________________________________________________________

 

6.КАКИХ ИЗВЕСТНЫХ СПОРТСМЕНОВ ВЫ ЗНАЕТЕ?

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

7.КАКИЕ МАРКИ СИГАРЕТ ВЫ ЗНАЕТЕ?

________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

 

 

 

8.СОГЛАСНЫ ЛИ ВЫ СО СЛЕДУЮЩИМИ УТВЕРЖДЕНИЯМИ?

(ДАЙТЕ ОТВЕТ ПО КАЖДОМУ СУЖДЕНИЮ ВНУТРИ ТАБЛИЦЫ)

 

Полностью

согласен 

Скорее,

согласен 

Скорее,

не

согласен 

Полностью

не

согласен 

Затрудня

юсь ответить 

1. Сегодня курение является стандартом поведения молодёжи 

1 

2 

3 

4 

5 

2.В СМИ сегодня встречается

слишком много рекламы сигарет. 

1 

2 

3 

4 

5 

3Необходимо ограничить курение в общественных местах

1 

2 

3 

4 

5 

4.Курение вызывает множество негативных последствий 

1 

2 

3 

4 

5 

5.Сегодня здоровый образ жизни получает всё большее

распространение среди молодежи 

1 

2 

3 

4 

5 

 

9.КАКИЕ МЕТОДЫ БОРЬБЫ С ПОДРОСТКОВЫМ КУРЕНИЕМ ВЫ СЧИТАЕТЕ НАИБОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНЫМИ

1. Профилактические беседы о вреде курения.

2.Ужесточение наказания за курение.

3.Организация интересного досуга подростков.

4.Собственный пример взрослых.

5.Другое (напишите)_____________________________________________________

_______________________________________________________________________

 

10.ВАШИ РОДИТЕЛИ ГОВОРИЛИ КОГДА-НИБУДЬ С ВАМИ О ВРЕДЕ КУРЕНИЯ?

1.Да, говорили

2.Нет

3.Не помню

 

11.КАКИЕ НЕГАТИВНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ КУРЕНИЯ ВЫ МОЖЕТЕ НАЗВАТЬ?

______________________________________________________________________

______________________________________________________________________

 

12.КУРЯТ ЛИ ВАШИ РОДИТЕЛИ?

 

Да 

Нет 

Курили, но бросили 

Нет родителя 

Отец 

1 

2 

3 

4 

Мать 

1 

2 

3 

4 

 

13.ЕСЛИ В КОМПАНИИ СВЕРСТНИКОВ ВАС УГОВАРИВАЮТ ПОПРОБОВАТЬ ПОКУРИТЬ, ТО ВЫ…

1.С радостью согласитесь

2.Откажетесь

3.Согласитесь, чтобы не обидеть

14.ВАШ ПОЛ: 1.Мужской 2.Женский

 

15.ВОЗРАСТ:_________

16.ДАТА ПРОВЕДЕНИЯ ОПРОСА:____________________

СПАСИБО ЗА ОТВЕТЫ!

 

 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы