ПОНЯТИЕ «НАРКОМАНИИ» И «АЛКОГОЛИЗМА» КАК СОЦИАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ

Оцените статью

040115 1436 1 ПОНЯТИЕ «НАРКОМАНИИ» И «АЛКОГОЛИЗМА» КАК СОЦИАЛЬНОЙ ПАТОЛОГИИ Среди многих проблем, стоящих сегодня перед российским обществом, на одно из первых мест все увереннее выходит проблема наркомании как глобальная угроза здоровью населения страны и национальной безопасности. Проблема заболеваемости алкоголизмом и наркоманией в России является серьезной угрозой национальной безопасности.

Масштабы и темпы распространения наркомании в стране таковы, что ставят под вопрос физическое и моральное здоровье молодежи и будущее значительной ее части, социальную стабильность российского общества в уже ближайшей перспективе. Во многих развитых государствах сегодня существует система правового, медицинского, социального и прочего обеспечения реабилитации наркоманов одновременно с мощной пропагандистской кампанией против наркотиков. В России, к сожалению, подобная система находится в зачаточном состоянии. Такое положение на фоне роста числа наркоманов, количества преступлений, совершаемых под воздействием наркотиков, требует от общества принятия незамедлительных радикальных шагов. Они должны быть сделаны как со стороны правительственных структур, так и со стороны средств массовой информации, учреждений культуры, а также национально ответственного бизнеса.

Принципиально важно, чтобы в самое ближайшее время было радикально изменено отношение российского общества к проблеме наркомании: от существующего достаточно равнодушного к активному противодействию. Каждый должен осознать тот факт, что борьба с наркоманией начинается, прежде всего, с семьи, со школы, с института и оставаться в стороне, надеяться, что государство сделает все без поддержки граждан, просто наивно и даже преступно.

Наркотизм представляет собой сложное биопсихосоциальное явление и рассматривается в науке с позиций разных концептуальных подходов. Кроме собственно медицинских аспектов, являющихся предметом наркологии и психиатрии, наркотизм затрагивает самый широкий спектр социальных проблем – от отклоняющегося социального поведения до вопросов национальной безопасности.

Проблема контроля наркотизма, несмотря на длительную историю попыток ее решения специалистами и неизменный интерес к ней широкой общественности, остается чрезвычайно актуальной. В основе такого внимания лежит ряд прагматических причин, и, прежде всего, связанный с распространением наркотиков рост уровня противоправного поведения в современном российском обществе. Распространение наркотиков опасно для общества и в экономическом смысле, поскольку является одной из основных причин потерь в национальной экономике большинства стран.

В течение почти всего советского периода развития российской науки, т.е. начиная с 30-х годов XX века, наркотизм, как и вообще девиантное поведение, рассматривался вне широкого социального контекста, т.е. скорее как предмет криминологии, педагогики или психиатрии. Само представление о девиантности в большинстве отечественных исследований традиционно исходит из биомедицинской модели поведенческого расстройства. Такой подход повлек за собой ряд следствий, определивших научное состояние проблемы девиантного поведения. Большинство исследовательских данных по наркотизму оказались полученными на так называемых селективных выборках, т.е. на лицах, попавших в поле зрения милиции или учреждений здравоохранения, что сформировало представление о редкости, исключительности данного феномена в обществе и о тяжести его поведенческих проявлений.

Проблема усугубляется тем, что в России, как и ранее в СССР, борьба с ростом «негативных социальных явлений» велась и до сих пор ведется в основном запретительными мерами, не без влияния которых сформировался высокий уровень латентности наркопотребления. Таким образом, к началу 1990-х годов российское общество оказалось в условиях крайне высокого уровня наркотизма, алкоголизации и криминального поведения, в особенности, в подростковой среде, без каких-либо средств и условий для противодействия этим видам социальных девиаций наркотики часто служат обобщающим понятием для широкого круга веществ, способных оказывать опьяняющее действие на человека. Известно, что использование психоактивных веществ свойственно не только человеку, но и многим видам животных, а количество таких веществ в естественной среде не поддается точным оценкам (см., напр., Брюн, 1993; Калачев, 1998; Корытин, 1991; Петрова и др., 1996).

Под наркотиками подразумевается ряд химических соединений, выделяемых по следующим критериям:

с медицинской точки зрения, если оно (средство, вещество, лекарственная форма) оказывает специфическое воздействие на центральную нервную систему (стимулирующее, седативное, галлюциногенное и пр.);

с социальной точки зрения, когда его потребление и вызываемая им патология приобретают широкомасштабный характер;

с правовой точки зрения, когда уполномоченная на то федеральной властью инстанция признает этот препарат наркотическим и тем самым вводит его в список контролируемых средств, веществ, лекарственных форм (Бабаян, 1997).

Наркомания – медицинский термин, обозначающий заболевание, выражающееся в компульсивном влечении к потреблению наркотического вещества и снижении способности контроля поведения в целом (Фридман и др., 2000, с. 20). Токсикоманиями называются болезни, вызванные злоупотреблением психоактивными веществами, не относящимися к наркотикам, т. е. не признанными Законом наркотическими. С юридической точки зрения, больные наркоманиями и токсикоманиями являются разными контингентами; с клинической, медицинской точки зрения, подход к больным наркоманиями и токсикоманиями одинаков и принципы их лечения идентичны.

Наркотизм как социальное явление характеризуется такими показателями, как степень распространенности наркопотребления, структура и способы употребления, социально-демографический состав потребителей наркотиков, формы социального контроля и, наконец, мода на тот или иной наркотик. Сегодня наркотизм является предметом криминологии и девиантологии или социологии девиантности и социального контроля, и рассматривается как одна из форм нежелательных для общества явлений – социальных девиаций.

Понятие социальной девиации (социального отклонения) исходит из представления об обществе как о системе, находящейся в динамическом равновесии между упорядоченностью и хаосом. Проводя параллели с физическими и биологическими системами, исследователи, наряду с флуктуациями в неживой природе и мутациями – в живой, определяют девиантность как особую форму изменчивости, жизнедеятельности и развития общества.

Поскольку девиантное поведение ассоциировано со многими негативными проявлениями (олицетворением «зла» в религиозном мировоззрении, симптомом «болезни» с точки зрения медицины, «незаконным» в соответствии с правовыми нормами), возникла тенденция считать его «ненормальным». Поэтому следует выделить точку зрения, сложившуюся в социологии, согласно которой девиации, как и флуктуации в неживой или мутации в живой природе являются всеобщей формой, способом изменчивости, а, следовательно, жизнедеятельности и развития любой системы. Поскольку функционирование социальных систем неразрывно связано с человеческой жизнедеятельностью, отклонения в поведении естественны и необходимы, они служат расширению индивидуального и коллективного опыта. Разнообразие в психофизическом, социокультурном и духовно-нравственном аспектах человеческого поведения является условием совершенствования общества и социального развития.

Алкоголизм — это разновидность наркомании, болезненное пристрастие к употреблению этилового спирта (этанола). Алкоголь — один из самых опасных наркотиков, вполне сравнимый с героином и кокаином. Он опасен, с одной стороны, своей высокой токсичностью (т. е. ядовитостью, способностью повреждать внутренние органы), а с другой — тем, что может вызывать тяжелые формы зависимости (собственно алкоголизм).

Алкоголизм представляет собой сложную медико-социальную проблему. Влияние острой и хронической алкогольной интоксикации на здоровье человека является одной из актуальных и до конца не решенных задач современной медицины. Поражая все органы и системы организма, алкоголь приводит к ранней инвалидизации молодого и наиболее трудоспособного населения.

В нашей стране у лиц, злоупотребляющих алкоголем, показатель заболеваемости с временной утратой трудоспособности и показатель смертности в 2-3 раза выше общей заболеваемости и смертности среди населения.

Хорошо известно, что в понятие «алкоголизм» вкладывается не только медико-биологическое, но и социальное содержание. До настоящего времени нет единого общепринятого определения алкоголизма. Чтобы дать правильную трактовку терминов, обозначающих злоупотребление алкоголем, — «пьянство», «хронический алкоголизм», «алкоголизм» и другие, следует рассмотреть эволюцию этих понятий в историческом аспекте. Упоминание о пьянстве как о болезни содержится в трудах Гиппократа и Галена.

Однако научный подход к клинике алкогольной патологии возник лишь в начале ХIХ века. В узкомедицинском смысле алкоголизм определяется как заболевание, наступающее в результате частого, неумеренного употребления спиртных напитков и болезненного пристрастия к ним.

Противоречивость в толковании терминов алкоголизма, сложность и многосторонность этой проблемы затрудняют выработку четких критериев для разграничения пьянства и алкогольной болезни, заставляют отечественных и зарубежных исследователей продолжать поиски диагностических критериев алкоголизма и предлагать новые классификации этого заболевания. Еще труднее дифференцировать пьянство как неумеренное употребление алкогольных напитков от «умеренного» употребления алкоголя. Где кончается так называемое умеренное или традиционное употребление алкоголя и начинается злоупотребление им (пьянство), приводящее к пристрастию (алкоголизм) с последующей развернутой картиной хронического алкоголизма? Этот вопрос имеет не только важное медико-социальное, но и юридическое значение.

Так почему же все-таки «человек разумный» протягивает руку к чаше с «зеленым змием»? Обобщая имеющиеся представления о генезе алкоголизма, можно выделить следующие основные концепции (А.А. Портнов, И.Н. Пятницкая, 1973; И.П. Анохина, В.Т. Кондрашенко, А.Ф. Скучаревский, 1983; Ю.П. Лисицын, Н.Я. Копыт, 1983; Г.В. Морозов, 1983; Б.С. Братусь, П.И. Сидоров, 1984; Э.Е. Бехтель, 1986; Н.Н. Иванец, 1989 и др.).

1. Социально-гигиеническая концепция. Объясняет природу алкоголизма условиями жизни и взаимоотношениями людей, характером алкогольных обычаев социальной микросферы, производственных и экономических отношений.

2. Психологическая концепция. Трактует алкоголизм как неспецифический показатель социально-психологической несостоятельности личности, неразвитости ее нравственно-ценностной сферы, как показатель невключенности человека в социально активную жизнь.

3. Генетическая концепция. На основании клинико-генеалогических и близнецовых методов исследования достаточно убедительно показывается роль наследственной предрасположенности к алкоголизму.

4. Генетотрофическая концепция. Пытается объяснить пристрастие к алкоголю наследственно обусловленными нарушениями обмена веществ, в основе которых лежит необычайно высокая потребность в некоторых необходимых для организма пищевых продуктах (витамины группы В, ненасыщенные жирные кислоты, микроэлементы и т. д.).

5. Этаноловая концепция. Главную причину алкоголизма усматривает в специфическом действии на организм самого алкоголя. Согласно этой концепции, людей разделяют на «алкоголеустойчивых» и «алкоголенеустойчивых».

6. Адренохромная концепция. Пристрастие к алкоголю объясняют нарушениями катехоламинового обмена, приводящими к постоянному психическому напряжению. Психическая напряженность зависит от соотношения в организме адреналина и продуктов его распада — адренохрома и адренолютина, а также предшественников, т. е. чем больше в организме адреналина и меньше его метаболитов, тем сильнее выражена напряженность.

7. Эндокринопатическая концепция. Сводится к тому, что у лиц, предрасположенных к алкоголизму, имеет место первичная слабость эндокринной системы, и для адекватных эмоциональных реакций необходима ее постоянная искусственная стимуляция, особенно в экстремальных условиях. Алкоголь, являясь таким стимулятором и воздействуя на гипофиз, активирует эндокринную систему и, таким образом, облегчает выход личности из психотравмирующей ситуации.

8. Психопатологическая концепция. Подчеркивает роль психических, преимущественно характерологических, особенностей личности в этиологии алкоголизма. Правда, не всегда бывает возможно однозначно оценить — первичны или вторичны эти особенности.

9. Биоэнергетическая концепция. Исходит из того, что алкоголь действует прежде всего на водно-ионную структуру организма, нарушая ее стабильность. При хронической интоксикации возникает патологическая архитектоника водно-ионных систем с резонансной спектральной памятью. Резонансная настройка биоэнергетической системы требует постоянного употребления алкоголя, что приводит к потере устойчивости биоэнергетических структур организма человека и зависимости от этанола.

 

 

 

 

2. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ОСНОВА НАРКОМАНИИ И АЛКОГОЛИЗМА

 

Все представления о механизмах формирования зависимости можно разделить на две группы: биологические и психологические. Первые делают попытку объяснить это заболевание исходя из положения, что наркомания связана с изменением метаболизма, а вторые — что зависимость вызвана нарушением нормального развития личности. Это не подразумевает, что действует либо один механизм, либо другой. Можно говорить, что это параллельные процессы, идущие одновременно. Но в некоторых случаях доминируют психологические механизмы, а в других — биологические. Также на разных стадиях формирования зависимости приобретать особую важность могут какие-то одни механизмы (например, биологические на последней стадии зависимости, когда психоактивное вещество принимается в первую очередь для предотвращения абстиненции).

Сторонники биологического подхода говорят об изменении синтеза и распада нейромедиаторов, вызванном поступлением в организм психоактивных веществ. Действие наркотиков связывают с такими медиаторами как катехоламины (дофамин и норадреналин) и эндорфины, причем каждое психоактивное вещество связывают с определенным медиатором или их группой. Например, действие опиатов основано на их способности связываться с эндорфиновыми рецепторами в головном мозгу. Таким образом опиаты, поступающие извне, подменяют собой те опиаты, которые производит сам мозг, и встраиваются в метаболизм. Следовательно, поступление этих веществ извне становится необходимым для нормального функционирования организма.

И. П. Анохина полагает, что механизм формирования психологической зависимости связан с воздействием психоактивного вещества на систему подкрепления (находится в стволовом отделе мозга) . Эта система участвует в регуляции мотиваций и эмоционального состояния. Она функционирует при участии нейромедиаторов из группы катехоламинов и в первую очередь дофамина. Наркотики и алкоголь химическим путем активируют эту систему, причем ее возбуждение гораздо выше, чем в норме, что во многом определяет положительную эмоциональную реакцию.

Генетическая предрасположенность является одной из важнейшей биологических причин формирования алкоголизма.Но и в формировании наркоманий генетическая предрасположенность играет немалую роль.

Выделены маркеры предрасположенности к алкоголизму. Один из таких маркеров — это активность фермента дофаминбетагидроксилазы, который участвует в превращении дофамина в норадреналин. У людей с высоким биологическим риском имеется генетически обусловленная очень низкая активность этого фермента. И, наоборот, у лиц с низким биологическим риском активность фермента очень высока.

Исследования детей показали, что основной вклад в предрасположенность к алкоголю вносит отец. Дети, рожденные от отцов, зависимых от алкоголя, в 4 − 6 раз чаще заболевают алкоголизмом, чем дети, рожденные от здоровых родителей. У детей от отцов, зависимых от алкоголя, было обнаружено чрезвычайное расширение спектра общей активности МАО (моноаминооксидазы) — фермента, участвующего в метаболизме дофамина. У таких детей МАО появляется в плазме клетки (в норме — только в митохондриях), а также метаболизирует те амины, на которые в норме не влияет. Прием алкоголя нормализует активность МАО, что может служить причиной формирования алкоголизма.

Основной механизм формирования зависимости — это изменение метаболизма вследствие встраивания психоактивного вещества в обмен веществ. Существует представление, что каждому психоактивному веществу соответствует свой нейромедиатор, который оно начинает замещать. В отличие от механизмов, причины формирования зависимости изучены не столь хорошо. Основные причины формирования зависимости связаны с нарушением метаболизма, обусловленным генетически. Особенно явно видна генетическая составляющая алкоголизма.

Однако указанные особенности и причины формирования наркозависимости не дают нам полного понимания данного феномена, так как есть люди, злоупотребляющие психоактивными веществами и не имеющие генетической предрасположенности, и, наоборот, люди ее имеющие, но не являющиеся зависимыми. К тому же не совсем ясным является, по какому принципу происходит выбор того или иного наркотика. Очевидно, что для объяснения зависимости от психоактивных веществ недостаточно исследований только в области медицины, биологии и физиологии. Для более глубоко понимания проблемы необходимо привлечение специалистов из других областей: психологии, психиатрии, социологии и смежных с ними.

С точки зрения психоанализа зависимость — это латентный суицид, то есть это попытка покончить с собой, растянутая во времени. Психоактивное вещество используется как средство самоуничтожения. Сам же суицид — это попытка ухода от болезни, психоза или стремление преодолеть внутренние противоречия. Огромное внимание уделяется раннему развитию как основе выбора именно такого способа решения личностных проблем. При этом либо говорят о преобладании влечения к смерти в личности аддикта (неофрейдизм), либо о разрушенном, потерянном или несформированном объекте (школа объектных отношений). Однако в обоих случаях особый акцент делается на развитии индивида на первом году жизни и его фиксации на оральной стадии.

Еще один аспект, которому уделяют внимание психоаналитики, — это идентичность. Сложности в формировании собственной идентичности, ее нарушения могут стать дополнительным фактором риска формирования аддикции.

Важно отметить, что среди психоаналитически ориентированных исследователей нет единого мнения относительно механизмов и причин формирования аддикции, хотя, в общем, они довольно сходны

Еще одно направление в психологии, уделяющее огромное внимание детству, — это семейная психотерапия. С точки зрения адептов данной ветви психологии обстановка в семье и стиль семейных отношений могут стать определяющими при формировании зависимости. Анализ стилей воспитания, простроенности границ семьи, коммуникации в семье, семейных ролей позволяют сделать предположения о факторах риска развития нервно-психических заболеваний, зависимостей и т. п. Также отмечается цикличность процессов в семье, формирование «порочных кругов», когда дети, выросшие в семье с неблагоприятными условиями, сами создают такую же семью. Исследования, сделанные в рамках этого подхода позволяют понять, почему в семьях зависимых дети часто сами начинают злоупотреблять психоактивными веществами. При формировании наркомании большое значение имеют личностные особенности человека. Одна из индивидуальных характеристик, имеющая большое значение по отношению к приему наркотиков, — это поиск ощущений или потребность в различных, новых, сложных ощущениях и переживаниях и способность подвергаться физическому и социальному риску ради поиска этих ощущений. Существует четыре разных аспекта поиска ощущений: поиск возбуждения приключений, потребность в новом опыте, растормаживание и скука восприятия. Поиск ощущений является одним из источников различия в восприятии наркотика разными людьми, также он отражает высокую степень чувствительности человека к приятным эффектам наркотиков.

В процессе формирования наркомании важную роль играет подкрепление научения. Паттерн поведения наркомана не является аномальным, хотя он явно причиняет себе вред. Здесь работает схема с неподходящим способом подкрепления наркотическим веществом. Именно эффектом подкрепления объясняется, например, более частое внутривенное употребление героина, чем курение опиума, которое менее опасно, более приятно, но не так мгновенно действует. Подкрепление формирует целые паттерны поведения, необходимые для получения наркотика. При этом даже долго поддерживаемое социальное поведение может быть прервано. К тому же действия, ведущие к успеху, легче повторяются вследствие субъективного переживания успеха, чем действия, ведущие к неуспеху. Награда мотивирует действие к повторению, наказание — к отказу. Данный механизм поведения формируется в онтогенезе во многом в результате современной системы обучения и воспитания. Наркотик помогает боязливым освободиться от страха и неуверенности. Это позитивное воздействие повышает потребность в наркотиках, стремление к их повторному приему, в то же время оно приводит к отказу от фрустрированных неудачных социальных действий. Надо отметить, что если в медицине гораздо лучше изучены механизмы формирования наркомании (на биохимическом уровне), а причины несколько хуже, то в психологии все ровно наоборот: достаточно хорошо изучены причины наркозависимости, но плохо изучены механизмы ее формирования.

В формировании зависимости от психоактивных веществ участвуют одновременно и биологические и психологические механизмы. Но в одном случае (например, при злоупотреблении галлюциногенами) большее значение приобретают психологические факторы, а в другом — биологические (например, при опийной наркомании). Вероятно, психологические механизмы зависимости действуют на человека в течение более продолжительного периода времени, чем биологические. Это можно подтвердить тем, что человек, находящийся в состоянии ремиссии, попав в ситуацию, сходную с ситуацией приема наркотиков, может испытать все те чувства, которые у него были при употреблении психоактивного вещества (речь идет о так называемых «флэш-бэках»). Некоторые наркоманы, сейчас не употребляющие наркотики, рассказывают о том, что у них иногда появляются повторные «ломки», особенно после просмотра фильмов о наркоманах или же после общения со своими знакомыми, употребляющими наркотики.

По всей видимости, сочетание психологических и биологических факторов определяет и выбор конкретного вида психоактивного вещества. К сожалению, сейчас практически не исследованы механизмы выбора наркоманом того или иного наркотика. Возможно, выбор наркотического вещества проходит в несколько этапов. На первом этапе мы имеем врожденную предрасположенность к наркомании. Затем пробуем вещества из разных групп и выбираем группу препаратов, которые оказывают нужное нам действие. Выбор группы может быть основан как на желании блокировать какой-либо конкретный аффект (о чем пишет Вермсер), так и, наоборот, на желании вызвать определенное эмоциональное состояние. Третий этап — это выбор уже конкретного вещества. По-видимому, здесь уже основными факторами становятся доступность и способ употребления данного наркотика (некоторые наркоманы не начинают принимать наркотики внутривенно, даже если знают, что это поможет расходовать меньшее их количество).

Все психологические причины формирования зависимости можно разделить на две категории:

  • влияние среды (то есть все внешние факторы);
  • особенности строения личности человека, ставшего зависимым.

Можно говорить, что самым главным фактором внешней среды является цивилизация. С одной стороны, она открывает доступ к наркотическим препаратам, а, с другой, регламентирует их употребление. В европейской цивилизации наркотики являются исключительно лекарственными средствами, не зависимо от того, кто их употребляет: наркоман или же пациент больницы. Они утратили свою религиозную функцию (использование в религиозных обрядах), а, следовательно, исчезло и табу на их нецелевое и повседневное употребление.

С развитием цивилизации изменилась и среда обитания людей. В жизнь людей входит все больше и больше техники, что приводит к замене естественной среды обитания на искусственную, а это, в свою очередь, влечет к изменениям психофизических условий жизни. Последствия этих перемен очень сложно предсказать. Вполне вероятно, что они могут привести к увеличению случаев дезадаптивного поведения, росту количества психических отклонений и заболеваний. К тому же темп изменений с каждым годом становится все выше, что сильно сказывается на людях.

Немаловажным фактором влияния среды на риск формирования наркомании является ситуация в обществе. Сегодня большинство социологических теорий связывают распространение девиантных форм поведения (а наркомания, с точки зрения этого подхода, — одна из форм девиации) с явлением социальной аномии. Дюркгейм характеризовал аномию как состояние отсутствия ценностей, «безнормность», присущие переходным периодам, когда старые ценности уже не существуют, а новая система норм и ценностей еще не сформирована. Мертон описывает эту общественную ситуацию как расхождение общественных требований, культурно принятых жизненных целей и имеющихся в распоряжении средств. Дарендорф объясняет аномию ослаблением общественных привязанностей; МакИвер — ослабленными социальными и эмоциональными контактами. Однако все авторы сходятся в негативной оценке влияния аномии на общество и его институты. Аномия усиливается в период реорганизации общества, а именно в связи как с общественными регрессиями, так и с быстрыми прогрессивными процессами.

Последние несколько лет в нашем обществе происходят очень резкие изменения, а вместе с ними людям становится сложно оценивать ситуацию, особенно молодежи. На фоне этого происходит быстрая наркотизация общества, что еще раз доказывает влияние макросоциальных факторов на риск возникновения наркомании. Н. С. Курек в своих исследованиях также отмечает, что в годы социальной нестабильности число наркоманий и психических заболеваний резко возрастает.

В результате резких изменений в обществе начинается разрушение социальных институтов, из которых, пожалуй, важнейшим является семья. Дезинтеграция семьи — это не только следствие общественных процессов, но и причина будущего состояния общества, так как семья в наибольшей степени отвечает за социализацию ребенка. Ослабление института семьи также может служить причиной формирования девиантного поведения, в том числе и наркомании.

Из-за ослабления общественных институтов социализации возросли роль и значение молодежных групп. По существу, они превратились в среду первичной социализации, но при этом они не способны усваивать общественные нормы полностью и адекватно требованиям социума. Молодежная субкультура порой носит дезинтегрирующий характер и способствует формированию девиаций . Негативное социокультурное влияние молодежных объединений проявляется в следующих моментах:

все большее влияние приобретают группы, образующиеся спонтанным путем в бесконтрольном окружении (улица, места развлечений и т. п.);

в группе часто доминирует система отношений приятельского уровня (все дальше оттесняется «дружба» в ее традиционном понимании); группы принимают значительные размеры, что исключает переживания интимности, доверительности;

внутригрупповые связи амбивалентны или нейтральны; в спонтанно образуемых, достаточно многолюдных группах много подростков, которые реализуют «общинное одиночество», или одиночество в толпе;

молодежные группы часто построены иерархически и охватывают людей разного возраста, что способствует выстраиванию системы власти и подчинения; негативные привычки и поведение старших становится нормой для всех, что приводит к ускорению девиантной «карьеры» младших;

жизнь групп насыщена конфликтами, как внутри, так и за ее пределами; часто конфликты между группами перерастают в агрессию; межгрупповым отношениям в высокой степени присущи аттитюды отвержения, нетерпимости, образ мышления, основанный на предубеждении и дискриминации;

характерным для молодежных групп является вопрос любви; при выборе личного партнера не принимается во внимание его причастность к какой-либо форме девиации, следовательно, быстро распространяется инстантный секс, что, в свою очередь, оказывает негативное воздействие в эмоциональном, психическом и социальном плане;

коммуникативная система внутри группы очень скудна;

культура вкуса, в основном, проявляется внешне: в одежде, внешней атрибутике, музыкальных пристрастиях и т. п.

Важно отметить, что критическим моментом для приобщения к наркотикам является переход от подросткового возраста к юношескому . Именно в это время знакомится с наркотиками почти половина всех когда-либо приобщившихся к ним, а до 20 лет успевают познакомиться с наркотиками почти 9/10 всех хотя бы однажды, пробовавших их. В целом, если до 20 лет человек не получил опыт употребления наркотиков, то вероятность этого резко снижается. Еще меньше риск вовлечения в периодическое или регулярное потребление.

 

 

 

 

 

 

 

3. ПРОФИЛАКТИКА НАРКОМАНИИ И АЛКОГОЛИЗМА

 

Поскольку, в каждом конкретном случае методология предупреждения наркотизма должна быть разработана с учётом реальных существующих местных условий, и, одновременно отвечать условиям универсальности — то конечной целью разработки подобной методологии является социальная технология профилактики наркотизма, приводящая к улучшению наркотической ситуации (в стране или конкретном регионе).

Образовательные профилактические программы (антиалкогольные, антинаркотические и антиникотиновые) являются самыми распространёнными в настоящее время и имеющими довольно длительную историю. Основным местом их реализации является школа (или другое учебное заведение), поэтому и агентами образовательной профилактики являются учителя, школьные психологи, сами ученики и их родители, также вовлечённые в процесс обучения своих детей.

Существует две основных модели обучающих программ первичной профилактики — программа достижения социально-психологической компетентности (основная цель выработать навыки эффективного общения) и программа обучения жизненным навыкам (основная цель выработать навыки ответственного принятия решений). Эти модели в различных культурных условиях и различных странах принимают разные формы и зачастую смешиваются. Этих превентивные модели имеют сходные задачи, ими являются развитие социальной и личностной компетентности, выработка навыков самозащиты, предупреждение возникновения проблем.

Целевой группой для образовательных превентивных программ является учащаяся в школах, колледжах, институтах и других образовательных учреждениях молодёжь. Наибольшую эффективность в учреждениях образования показали поведенческие программы, построенные по принципу формирования жизненных навыков (Life Skills Training) — ФЖН. Их основными принципами являются всесторонность — ориентация на «целостного человека на протяжении определённого времени»; участие родителей в превентивной работе; тренинг учителей для освоения новых методов антинаркотического преподавания; сотрудничество различных ведомств и организаций; культурная релевантность (адекватность); оценка эффективности; связь программы с обществом; непрерывность обучения, т. к. эффективность программ прямо коррелирует с их продолжительностью, последовательностью и содержанием, качественные программы предусматривают от 45 до 100 уроков или последовательные курсы на протяжении нескольких лет.

Тренинг жизненных, социально-психологических навыков (навыки социальной компетентности) является одним из основных компонентов профилактики наркотизма (Life Skills Training). Программы ФЖН обязательно включают обучение эффективному общению, уверенности в себе, умению управлять своими чувствами, выбору друзей и построению позитивных отношений со сверстниками, укреплению связей с семьёй и другими значимыми взрослыми, решению проблем, критическому мышлению, принятию решений, осознания негативных влияний и давления со стороны сверстников и сопротивлению им, постановке целей, оказанию помощи окружающим. Участие детей в общественной жизни предоставляет учащимся позитивные ролевые модели. Дети должны приобрести оптимум знаний, чтобы самостоятельно мыслить и строить своё поведение.

Программы формирования жизненных навыков показали свою эффективность, и более 30 стран мира внедрили их в своих школах. Они нашли широкое распространение в области профилактики курения в школе. Однако среди их недостатков упоминают ориентацию программы на отдельную личность, игнорирование социокультурных причин наркотизма и исключение из поля зрения уже имеющих опыт аддиктивного поведения детей (по нашим данным около 50% молодёжи имеют такой опыт), что приводит к существенному снижению её эффективности.

Кроме программ формирования жизненных навыков, в системе образования активно используются различные программы обучения здоровому образу жизни. Осуществляются они путём введения в учебные планы таких дисциплин, как «Валеология», «Основы безопасности жизнедеятельности» и др. Эти программы осуществляются по нескольким стратегическим моделям.

Медицинская модель. Эта модель часто называется профилактической, она полностью построена на информировании школьников о вреде аддиктивного поведения и является чисто когнитивной. Эффективность подобных программ оценивается невысоко, но здесь большую роль играет способ подачи информации, т. к. традиционное запугивание показало свою слабую эффективность.

Образовательная модель. Она сходна с медицинской, но базируется на положении, что решение должно быть принято на основе достоверной информации лично подростком. Здесь акцент делается на обучении навыкам принятия решений, но они базируются больше на личностных и социальных аспектах (отношение к поведению и нормативные представления), чем на факторах связанных с возможной болезнью.

Радикально-политическая модель. Она включает в себя образовательную модель, но добавляет внешнее содействие становлению здорового образа жизни. Упор делается на усилении такого качества как уверенность в себе, чтобы отказаться от предложений «попробовать», здесь используются методы, вытекающие из теории социального научения.

Модель самоусиления. В её рамках объединены достоверная информация медицинской (профилактической) модели, навыки принятия решений, развиваемые в рамках образовательной модели, а также дающие психологическую поддержку и стимулирующие здоровый образ жизни социального окружения усилия, которые обеспечивает радикально-политическая модель. Эта модель наиболее эффективна, т. к. носит комплексный характер.

Программы функциональных эквивалентов направлены в основном на организацию досуга молодёжи. Основная их задача заключается в разработке альтернатив для потенциально опасного аддиктивного поведения. В соответствии с этой программой необходимо проводить такие превентивные мероприятия, которые в развитии несовершеннолетних становятся функциональным эквивалентом потребления наркотиков. В рамках этих программ проводятся акции, затрагивавшие жизнь всех слоёв общества — радио и телепередачи, выставки, кино и музыкальные проекты. Пассивному потреблению наркотиков противопоставляется активное проведение свободного времени. Спортивные, развлекательные и воспитательные мероприятия по идее должны заменять аддиктивное поведение, и удерживать молодёжь от соблазна употребления наркотиков. Но за организацией подобных мероприятий скрывается неясность в отношении вопроса воздержания от употребления наркотиков — в то время как одни проекты целенаправленно объединяют потребителей наркотиков, в большинстве других проектов, воздержание от их употребления является основным условием участия в них. Это приводит к тому, что именно те несовершеннолетние, которые находятся под угрозой наркомании, отстраняются от участия в превентивных мероприятиях. Как следствие, под сомнение попадает сам принцип функциональной эквивалентности.

Семейные профилактические программы тесно связаны со школьными программами профилактики наркотизма. Их агентами выступают семьи, поскольку целевой группой для семейных профилактических программ являются семьи целиком — родители и дети. Семейные профилактические программы предназначены как для детей, так и для их родителей. Они включают образовательный компонент с информацией о наркотиках (согласованной с той, которую получают их дети в школе). Подобные программы рассчитаны на семьи, имеющие детей в возрасте от детского сада до окончания школы, и направлены на усиление защитных факторов. Кроме всего прочего, такие программы обеспечивают доступность консультативных служб для семей, принадлежащих к группе риска.

Таким образом, на современном этапе профилактика наркотизма осуществляется целым рядом агентов, в рамках большого числа методологических направлений, имеющих различную эффективность и зачастую не связанных между собой. Деятельность агентов профилактики наркотизма всё чаще перекрещивается, медики работают с волонтерами и социальными работниками, учителя реализуют образовательную профилактику вместе с родителями, школьными психологами, и даже иногда с медиками. В этих условиях основной задачей нам видится интеграция существующих методологических подходов к предупреждению наркотизма в рамках комплексной социальной технологии профилактики наркотизма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Злоупотребление наркотиками и алкоголем, известное с древнейших времен, сейчас распространилось в размерах, тревожащих всю мировую общественность. Даже при сужении, с точки зрения наркологов, границ наркомании и алкоголизма до юридически приемлемых во многих странах они признаны социальным бедствием. Наркотические мафии управляют государствами (Латинская Америка ), имеют свои армии ( Юго-восточная Азия). Доходы подпольных корпораций по торговле наркотиками превышают известные доходы от торговли нефтью и приближаются к мировым доходам от торговли оружием. Особенно гибельно злоупотребление в молодежной среде — поражается и настоящее, и будущее общества. Полная, с точки зрения наркологов, картина распространения злоупотребления, включающая формы токсикоманий, еще более трагична. Вещества и препараты, не включенные в список наркотиков, как правило, еще более злокачественны, приводят к еще большему ущербу для индивидуума, а затем и для общества в целом. В современной молодежной субкультуре стремительно формируется феномен «наркоманического сознания» — жизненный успех, духовное совершенствование, секс, коммуникация начинают рассматриваться неотрывно от наркотического «кайфа». Степень материального благополучия определяется помимо марки автомобиля, дорогой одежды, способности посещать престижные увеселительные заведения, еще и возможностью приобретения «дозы» престижного наркотика. Из философских концепций в молодежной среде наиболее модными стали те, которые основаны на описании и анализе духовного опыта приобретенного посредством употребления наркотиков, некоторые из который являются идеологическим основанием и оправданием наркомании. Подростки читают книги Кастанеды, Гроффа, Лири, где воспевается «волшебный мир» открывающийся под влиянием галлюциноенов: ЛСД, псилобицина, мескалина.

Алкоголизм и наркомания приобрели в обществе характер эпидемии. А главное – победить эти болезни сегодня практически невозможно, но крайне обходима борьба с этим злом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

  • Андреева Т. И. Интернет и профилактика наркотических проблем. — Казань: Экоцентр, 2004.
  • Бабаян Э.А. Гонопольских М.Х. Наркология Учеб.пособие-2-е изд.- Медицина, Москва, 2004.
  • Сердюк А. А. Профилактика наркотизма в системе народного образования: методические и организационные аспекты чтения спецкурсов // Профилактика наркомании: организационные и методические аспекты. Итоговые материалы международного проекта / Сост. И. П. Рущенко. — Харьков: Финарт, 2002. — С. 102–123.

 

 

 

 

 

 


 

Комментирование закрыто.

Вверх страницы