Правовое государство и российская реальность

Оцените статью

082014 0112 1 Правовое государство и российская реальность Развитые страны в своих конституциях утверждают, признание себя уже в наступившем времени правовыми государствами. Наиболее ярким примером среди основополагающих актов развитых стран является Конституция ФРГ. В ней хотя и не содержится определение правового государства, но в ряде положений (ст. 1, абз. 3; ст. 19, абз. 4; ст. 20, абз. 2 и 3; ст. 28, абз. 1) описывается его сущность и содержание. Конституционный правопорядок должен соответствовать принципам правового государства. При этом Федеральный конституционный суд Германии выделяет характерные элементы правового государства: гарантии основных прав; разделение власти; законность, закономерность управления; конституционность законов; независимость судей; запрет обратного действия законов уголовного права; правовая защита и правовой контроль; правовая защищенность и справедливость.

Демократическое правовое государство является «судебным», то есть регулирующим поведение посредством права через независимые суды. В судебно-контролируемом Конституцией конституционном государстве законодатель имеет столько компетенции, сколько ему оставляет Основной Закон. Вначале, получив полномочия по контролю норм, судопроизводство остается еще слабым, но со временем, с применением независимых методов интерпретации закона, его влияние на содержание действующего права несоизмеримо возрастет.

Основные права – это непосредственно действующее право. И в этом качестве они очерчивают рамки всех видов деятельности государства.

Разделение власти есть «расчленение» ее на отдельные функции; законодательную (легислативную), исполнительную (управление), судебную (судоговорение, юдикативную правоприменительную). Все они выполняются самостоятельными органами власти. Принцип разделения власти служит, в первую очередь, защите гражданина от всевластия государства. Его цель: достичь взаимообразного сдерживания и ограничения функций государства.

Принцип законности (закономерности) управления складывается из двух элементов: а) управление руководствуется в своих действиях законом (приоритет законов); б) управление (административная власть) не имеет права вмешиваться в область гражданских прав, не обладая законными полномочиями (ограничение законом).

Приоритет закона (преимущественное право закона, принцип преимущественного права закона) гласит, что исполнительная и юдикативная власть должна уважать принятые законодателем решения. Даже в тех случаях, когда речь идет о вмешательстве в область гражданских прав, ни исполнительная, ни юдикативная власть не имеет права преступить закон, который, в первую очередь, определяет рамки и границы для каждого законного действия государства. При этом каждая вышестоящая правовая инстанция опережает нижестоящих. Вершиной правопорядка является Конституция. Под ней на следующем уровне располагаются формальные законы. Далее идут другие нормативные акты и уставы.

Ограничение законом (оговорочное право закона) как принцип означает, что исполнительная власть получает право законодательствования (легитимности) посредством закона. Она нуждается в законной основе, в частности, тогда, когда вмешивается в сферу гражданских прав. Юдикативная власть и теория предписывают законодателю принятие самостоятельных решений по всем принципиальным вопросам, связанным непосредственно с гражданином. Все базовые решения, касающиеся соблюдения основных прав, должны осуществляться с помощью формальных законов. Принцип законности (закономерности) управления, приоритета закона и ограничения власти законом в своей системной связи образуют принцип подзаконности исполнительной власти.

Конституционность законов есть правовой принцип, связывающий законодателя с Конституцией и означающий, что существование законов, находящихся в противоречии с ней, недопустимо. Благодаря принципу «приоритетности закона» все три функции государства – законодательная, исполнительная, юдикативная – привязаны к Основному Закону, который является высшей директивой для всей деятельности государства. Нормативные акты и уставы также должны соответствовать законам.

Независимость судей служит целям особой защиты граждан. Этот принцип правового государства следует понимать в контексте последовательного отделения юдикативной власти от других функций государства. Судьями являются только те должностные лица, которые принадлежат к особому органу правоприменительной власти – суду. При этом различаются независимость по профессиональному должностному признаку и личная независимость.

Первая означает свободу судебных решений от каких бы то ни было указаний со стороны органов исполнительной власти, а также от единичных указаний парламента. Личная независимость защищает судью от увольнения или перевода на другую должность без его на то согласия. Без законного основания или приговора суда судья не может быть уволен против своей воли, не может быть переведен на другую должность или отправлен на пенсию. Независимость судей служит усилению правосудия и гарантией независимости судебной власти в целом.

Запрет обратного действия уголовных законов есть проявление справедливости. Не может быть наказания без закона (nulla poena sine lege). Совершивший проступок наказывается лишь в том случае, если его действие или бездействие по закону считается уголовно наказуемым. Судья не определяет, что наказуемо, а что нет. Это прерогатива закона. Иначе будут утеряны критерии оценки того, что правомерно, а что противоречит правопорядку.

Правовая защита и правовой контроль обеспечивают каждому гражданину судебно-правовые гарантии против вмешательства административной власти и возможность обратиться в независимый суд для решения споров с согражданами.

Правовая защищенность предполагает: гражданин должен быть уверен в том, что его действия, не противоречащие существующим законам или ведомственным предписаниям, находятся под защитой закона. Правовая защищенность означает защиту закона и доверие к закону.

Следующая группа признаков – принципов уже институционального порядка. Начать можно, пожалуй, с ответа на вопрос: благодаря чему деятельность самого государства признается легитимной? А потому, что государство устанавливает ответственность перед законом (подзаконность) не только отдельных лиц, общественных и политических институтов, но также и самого себя. Оно предстает как институт, ограничивающий себя правом, действующий в рамках права. Отсюда, в частности, вытекает сама идея правового государства. «Если же мы сосредоточим свое внимание на правовой организации конституционного государства, то для уяснения его природы мы должны обратиться к понятию права в его чистом виде, то есть с его подлинным содержанием, не заимствованным из экономических и социальных отношений», – пишет Б. А. Кистяковский и далее говорит об интересующем нас новом качественном состоянии права: «Тогда недостаточно указывать на то, что право разграничивает интересы или создает компромисс между ними, а надо прямо настаивать на том, что право только там, где есть свобода личности».

Комментирование закрыто.

Вверх страницы