НИЩЕНСТВО КАК СОЦИОПАРОЗИТАРНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Оцените статью

040115 1254 1 НИЩЕНСТВО КАК СОЦИОПАРОЗИТАРНОЕ ПОВЕДЕНИЕСоциологическое исследование нищенства -явление не новое. Так, одна из первых работ по социологии нищенства принадлежит Чарльзу Буту, который вызвал бурную общественную реакцию. В 1889 году Чарльз Бут, исследовав социальные слои Лондона показал, что 1/3 его жителей живет в условиях нищеты. Как же могло случиться, что в одной из самых богатых по тем временам стране, центре мощной империи нищета стала уделом столь многих? Работа Бута была взята на вооружение и продолжена его однофамильцем, генералом Армии Спасения Уильямом Бутом. Его книга «Во мраке Англии и путь к спасению» открывается данными, почерпнутыми из работы Чарльза Бута, которые свидетельствуют, что в Лондоне 387 тысяч «очень бедных» жителей, 220 тысяч «недоедают», 300 тысяч «голодают».

Через 70 лет социологические исследования нищих были продолжены в Соединенных Штатах. Майкл Харрингтон в книге «Другая Америка» потряс сограждан тем, что многие миллионы американцев настолько бедны, что не в состоянии обеспечить себе даже минимальный уровень жизни. Позднее на основании полученных М. Харрингтоном фактов президент Линдон Б. Джонсон провозгласил «безоговорочную войну с бедностью», целью которой стало «искоренение парадоксального наличия нищеты посреди изобилия». К этому времени Соединенные Штаты уже стали богатейшей страной мира, сменив и далеко обогнав в этом качестве ту Великобританию, какой она была во времена двух Бутов. Тем не менее, значительная часть населения продолжала существовать в условиях, не позволяющих иметь нормальное питание, жилье и здоровье.

Что касается России, то сегодня здесь наиболее актуальны слова П. Сорокина, высказанные им после революции 17-го года: «Казалось, никогда еще не было такого контраста между бедностью и богатством, между миллиардерами и нищими, как в наше время». Рост масштабов бедности и, особенно нищеты, уже населения, ухудшении здоровья, катастрофическом росте алкоголизма, наркомании, беспризорных детей.

Необходимость изучения феномена нищенства обусловлена и вполне объективными причинами: нищие способны лишь к слабому сопротивлению жизненным трудностям, они отличаются неприспособленностью к борьбе за свои права и свободы, вследствие чего становятся жертвами различного рода преступлений. Накопление психической взвинченности, отсутствие прочной системы ценностей, неудовлетворительные социально-бытовые условия — все это в отдельности и вместе вызывает состояние социальной отверженности личности и формирует готовность к преступному поведению.

Нищенство на Руси насчитывает многовековую, но так и не завершившуюся историю. Вместе с тем, оно очень долго не попадало в фокус научных интересов. Лишь с конца XIX века, данной проблеме начинают уделять особое, в том числе, и научное внимание. В это время достаточно остро ставится проблема тяжелого положения, нищеты и бесправия рабочих и крестьян в работах П. Сорокина, В. Берви-Флеровского, Н. Бердяева, В. Ленина.

Понятие «нищий» всегда заключало в себе двоякий смысл. С одной стороны, в православном христианстве нищие олицетворяли праведность, были «божьими людьми», с другой – их всегда подозревали в мошенничестве. Если в современном русском языке коннотации, возникающие при употреблении слова «нищий», имеют оттенок жалости или бравады (мы нищие, но гордые!), то слово «попрошайничество» используется исключительно в пренебрежительном контексте. Нередко понятием «нищий» обозначается «истинный нищий», то есть действительно обездоленный человек, а категорией «попрошайка» – мошенник. В текстах прошлого и начала этого века редко встречаются попытки развести нищих и попрошаек при помощи оценочного суждения. Писали, что «нищие занимаются попрошайством», описывались «места обитания» нищенских артелей, причем именно нищенских, а не попрошаек-мошенников (или «прошаков», как их тогда называли) (Прыжов, 1996). Исходя из этого, можно заключить, что нищий всегда «зарабатывал» попрошайничеством (попрошайством). «Попрошайничество» – это практические действия, которые выполняются в соответствии со статусом «нищий», это поведение, опирающееся на статус нищего. «Нищий» и «попрошайка» в данной работе будут употребляться как взаимоопределяющие и взаимозаменяющие понятия, создающие соответствующие ассоциации – образ человека, который просит на улице подаяние.

При изучении феномена нищенства следует обратиться к богатейшему материалу средневековья. Бедность всегда жила рядом с богатством, до сих пор она составляет необходимую принадлежность всякого человеческого общества; но нищих, существование которых обусловливается известною ступенью верований, в древнем мире не было: нищие, по свидетельству историков — средневековое явление.

Исторически сложилось, что нищенство в Западной Европе было запрещено. Нищих преследовали, считая их преступниками, пойманных сажали в тюрьму, жестоко наказывали, даже казнили. Западное мировоззрение, поддерживаемое протестантской церковью, диктовало презрительное отношение к попрошайкам, считая их попросту лентяями и тунеядцами, которые подрывают общественную мораль и трудовую мотивацию. Поэтому борьба с нищенством на Западе привела к созданию системы домов призрения, которая стала примером для отечественных государственных деятелей.

В средневековой Англии королева Елизавета издала специальный закон о бедных. В Европе были организованы работные дома, где бродяг и нищих заставляли работать. Это были закрытые учреждения, по сути тюрьмы для нищих. Со временем отношение к нищим становилось все более непримиримым, милосердие уступало место законам капитализма.

Нищенство — это когда у человека нет средств и возможностей заработать себе на хлеб, жить в нормальных условиях и прилично одеваться. Тогда человек вынужден идти просить милостыню.

Это социальная болезнь, живущая почти во всех странах мира. Масштабы её впечатляют. Например, в сравнительно благополучной Бразилии из 160-180 миллионов граждан 40 миллионов живут за чертой бедности, то есть каждый четвертый.

В Индии, где более миллиарда человек, причем три четверти из них придерживаются старых кастовых традиций, около 200-300 миллионов индийцев прозябают в нищете и бедности, имея годовой доход на человека менее 100 долларов США.

На Западе нищета тоже есть. В Америке целые районы, населенные неграми и индейцами, считаются нищими. В Европе нищих можно найти на рабочих окраинах.

Мировоззрение Востока изначально по-другому оценивало нищих. Подача милостыни канонизирована исламской религией. Просить подаяние можно в нескольких случаях, но только до выхода из бедственного положения. Нищенство как источник заработка запрещено. В уголовных кодексах аравийских стран наказания за попрошайничество не предусмотрены.

«Блаженны нищие духом, ибо их ждет Царствие небесное». В России это библейское пророчество понимают буквально и считают нищих — юродивых — блаженными. Библейская притча о мытаре, который после смерти попал в рай только потому, что сделал один добрый поступок — накормил нищего, — и это деяние пересилило все его дурные поступки, отражает психологию подающего.

Испокон веков нищих на Руси оберегали. Подать нищему считалось все равно, что подать Христу. В русской сказке об Илье Муромце именно «калики перехожие» являются теми, кто поднимает богатыря на защиту родной земли. «Домострой» предписывал: «И нищих, и малоимущих, и бедных, и страдающих приглашай в дом свой и как можешь накорми, напои, согрей, милостыню дай, ибо они заступники перед Богом за наши грехи».

Существовали даже специальные приспособления, облегчавшие подаяние. В северных деревнях в домах ставили специальный желоб, по которому милостыня из дома попадала наружу, со стороны глухой стены, чтобы нищего не было видно. Нищий стучал клюкой по стене, и хозяева сыпали ему еду, «чтобы бедный не стыдился, а богатый не гордился».

Подобное милосердное отношение, ставшее уже традицией, не могле не спровоцировать появление профессиональных нищих, которых в конце XIX века стало 70 – 80% из общего числа нищих. Крестьяне, как свидетельствуют исследователи того времени, тратили на подаяние нищим 230 миллионов рублей в год.

В свою очередь это повлекло за собой карательные меры.

Борьба с нищенством в России сначала велась репрессивными методами: побирушек отдавали в крепостные, били кнутом, клеймили, рвали ноздри, даже публично казнили. Но нищих становилось все больше и больше. С конца XVIII века появилась система организованного призрения, как государственного, так и частного. Нищим стали оказывать профилактическую помощь, строить для них дома призрения. Отдельно стояла проблема детского нищенства.

Помните роман Виктора Гюго «Человек, который смеется»? У нас на Руси уже «делали» таких уродов из детей. Дети поступали к особым мастерам, которые выкалывали им глаза или обливали лицо серной кислотой, отчего со временем получаются безобразящие лицо рубцы; им ломали кости рук и ног. И такое проделывали не только с приобретенными детьми, но и со своими, родными. Еще Петр Первый в одном из указов сокрушался: «А что еще меру превосходит бессовестие и бесчеловечие оных: младенцем своим очи ослепляют, руки окорачивают и иные члены развращают, чтобы были прямые нищие и милосердия достойны». В одном из своих указов царь ввел штраф и для тех, кто подает нищим, — целых 5 рублей. За принуждение к нищенству взрослые несли ответственность. Создание сети приютов и школ, развитие института приемных родителей могло помочь разрешить эту проблему. Даже издавали журналы: «Трудовая помощь», «Вестник благотворительности», «Призрение и благотворительность», которые пропагандировали научные разработки вопросов борьбы с бедностью и нищенством, обсуждали отечественную и зарубежную практику.

В 1894 году в Москве было открыто 40 общегородских попечительств с ежегодной государственной субсидией в тысячу рублей. Во главе их стояли правительственные чиновники и совет из добровольцев. Это был серьезный шаг на пути борьбы с нищенством. Попрошаек в городе стало гораздо меньше. Через два года та же система была введена еще в 40 городах.

Русский ученый И. Пыжов писал: «Нищими на святой Руси называется сословие людей, ничего не делающих и промышляющих сбором подаяний Христа ради». Существовал симбиоз, при котором «нищий богатым питается, а богатый нищего молитвой спасается». Сердобольное отношение к нищим вызвало появление профессиональных побирушек. С этим явлением стали активно бороться в начале ХХ века, первый съезд «Всероссийского союза учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению» 1910 г. дал определение профессионального нищего и предложил конкретные меры по его уничтожению.

Городские нищие предпочитали кто рынок (куда люди ходили с деньгами, да и торговцы могли что-то подкинуть из жалости), кто храмы (надеясь на христианское милосердие и традиции), кто кладбища. Последние не только просили подаяние, но и спешили в дома, где кто-то умер. Присоединившись к погребальной процессии, нищие шли за гробом, оплакивая покойного. После окончания траурной церемонии они спешили на поминальный обед. Им даже выделяли специальный стол с поминальной едой. Кроме обычных нищих, были еще и богомольцы, собирающие милостыню на хождение ко Святым местам.

Встречались среди нищих и дворяне. Так, один бедолага был задержан во дворе гостиницы Николаева при попытке кражи двух холщовых рубах, висевших на веревке. Дворянин был из разорившихся; он опустился на «дно», превратился в бродягу и вора.

В Петербурге задержанные полицией нищие распределялись по разрядам, в соответствии с которыми потом занимались их судьбой. В первый разряд попадали те, кто стал таковым в результате несчастных обстоятельств, сиротства, старости, болезни, то есть те, кто сам не в состоянии зарабатывать себе на хлеб. Их помещали в богадельни или дома призрения при Московском Комитете для разбора просящих милостыню. Во второй разряд попадали сироты, больные, старики. Им давали работу или помещали в дома трудолюбия, на фабрики, заводы казенные или частные. От комитета по призрению они получали одежду и денежное пособие. К третьему сорту отнесли «профессиональных» нищих, занимающихся этим промыслом из-за лени и отвращения к труду. Таких людей передавали суду и, по отбытии наказания, иногородние высылались на два года без паспорта, а столичные передавались в распоряжение градоначальника. Четвертый разряд пополняли временные нищие, потерявшие паспорт и поэтому не могущие найти работу, не могущие вернуться домой из-за нехватки средств. Таким нищим комитет выписывал новые паспорта, давал работу у себя или помещал к частным лицам, помогал вернуться домой, снабжая или деньгами или бесплатным билетом на проезд по железной дороге.

На деле, правда, такой заботой было окружено только 10-15 % нищих, остальных петербургская полиция сразу высылала «за сто первую версту». К тому же власти не могли обеспечить всех нуждающихся работой, да и работники из нищих были никудышные.

Большинство высланных тут же возвращалось обратно, а данную одежду продавали, наряжаясь в «униформу» — лохмотья.

Интересно, что коренное население сибирских губерний (Иркутской, Енисейской, Тобольской и Томской) нищенством не занималось вовсе, в восемнадцати губерниях нищенство развито очень слабо (Архангельская, Астраханская, Бессарабская, Екатеринославская, Калужская, Курляндская, Лифляндская, Люблинская, Олонецкая, Оренбургская, Полтавская, Псковская, Ставропольская, Сувалкская, Седлецкая, Херсонская, Черноморская и Эриванская). Здесь оно составляло от 0,13 до 1% населения. Чуть больше нищих было в Варшавской, Виленской, Енисейской, Киевской, Ковенской, Минской, Пермской, С.-Петербургской. Тверской и Уфимской губерниях, составляя от 1 до 1,6%. Самые неблагополучные в этом смысле губернии были: Курская, Иркутская, Тобольская, а также города: Астрахань, Казань, Киев, Москва, Николаев, Орел, Одесса, С.-Петербург, Саратов, Херсон и Царицын. 3/4 нищих были в работоспособном возрасте.

В современной России проблемами нищенства занимаются органы МВД. Они констатируют, что 40% попрошаек — алкоголики, до 25% — наркоманы. Но реально системы призрения у нас пока не создано. Поэтому на местах каждый решает по-своему. В Орловской области с 90-х гг. заботятся о том, чтобы нуждающиеся семьи получили землю и домашнее хозяйство, огороды и скот. В других местах работают центры адаптации для бывших зеков, для инвалидов и пенсионеров созданы свои центры. В Тюмени в 1995 г. была открыта социальная гостиница, где нищие и бомжи могут получить помощь: временный кров, деньги на проезд до дома, работу. В основном посетители этой гостиницы — мужчины среднего возраста. О том, что нищенство — это угроза общественному благополучию, говорит тот факт, что за 2001 год из всех совершенных в Тюмени преступлений 47% приходится на нищих и бомжей.

Преобладающим типом преступления (свыше 40%) выступают кражи; 25% составили бытовые преступления; 20% — хулиганство, около 5% — общественные оскорбления и до 25% — распространение наркотиков.

Анализ исторических трудов показал, что изначально нищенство оформилось как духовное явление и лишь впоследствии переросло в социальную болезнь общества. В России нищие изначально делились на несколько классов, имели несколько подразделений, самым почитаемым из которых был нищий –певец, который вдохновлял народ на великие подвиги. Историк начала ХХ века В. Ильинский полагал, что «в Древней Руси нищенство считалось не экономическим бременем для народа, не язвой общественного порядка, а одним из главнейших средств воспитания народа». Падение нравов нищих началось, по свидетельству историков, с северных калик перехожих, которые изменили народному духу.

Вскоре данное явление стало для России одною из сил, разъедавших народный организм. Нищие стали плодиться безмерно. Скоро в России их стало так много, что государство было вынуждено начать с ними борьбу. Первое сомнение во святости нищих и первые положительные меры против них принадлежат XVIII веку.

В современном российском законодательстве отсутствует такая категория, как нищий. До революции нищих считали. В последней переписи бомжи также участвовали.

Можно выделить 9 типов современных российских нищих: 1. «малолетние нищие», которые в большинстве случаев являются нищими «во втором поколении», копирующие поведение своих родителей, не способных дать им другой социальный опыт; 2. «беспризорники», главной особенностью которых является отсутствие четких ценностных ориентаций в обществе, что делает их максимально доступными для криминальной среды; 3. «малолетние проститутки», которые, в отличие от профессиональных проституток, оказываются на панели неосознанно, под давлением обстоятельств или по требованию родителей алкоголиков. Возврат таких детей в социум требует длительной социально-психологической реабилитации, включая серьезное медицинское лечение; 4. «иждивенцы», представленные зрелыми людьми, деморализованными в результате хронического алкоголизма, наркомании и прочих социально-психологических болезней и вынужденные прибегать к попрошайничеству как основному источнику существования; 5. «бомжи» — наиболее опасный тип нищих, агрессивность которых обусловлена, прежде всего, безысходностью их положения в обществе и продолжительным по времени ущемлением базовых социальных потребностей (в еде, тепле и пр.); 6. «изолянты», прикованные к постели или к инвалидной коляске, полностью оторванные от внешнего мира в лице общества и вынужденные терпеливо ждать «своего конца» в спецприемниках или домах-интернатах, находясь полностью на иждивении государства. Принадлежность этих людей к группе нищих обусловлена, прежде всего, их социальной изоляцией от общества, разрывом устойчивых связей с внешним миром; 7. «маргиналы», случайно оказавшиеся в нищенской среде и вынужденные приспосабливаться к новой социальной реальности. Они еще имеют объективные предпосылки к возвращению в социум; 8. «вынужденные нищие», представленные преимущественно пожилыми людьми, не имеющими поддержки от семьи и государства и, на этом основании, вынужденные прибегать к сбору милостыни, как источнику выживания; 9. «приличные нищие», которые, в отличие от «маргиналов», не имеют уже достаточного запаса физической прочности и надежды самим выбраться из подобной ситуации, однако, не потерявшие пока надежду на государство, т.к. обращаются за поддержкой в государственные благотворительные центры.

Не смотря на внешнее сходство с нищими (попрошайничество, демонстрация безысходного положения), в отдельную группу нами выделены псевдо-нищие, занимающиеся попрошайничеством с целью наживы. Здесь прослеживается более тесная связь с преступной группой. Анализ социального положения нищих в структуре современного российского общества, однозначно указывает на то, что нищие — социальные изгои, не имеющие веса ни по одному из возможных стратификационных показателей (материальному, культурно-нормативному, политическому и профессиональному), следовательно, выступают в качестве паразитирующих слоев общества. Однако нами была учтена и альтернативная позиция в отношении нищих и их места в структуре общества — это позиция российского социолога В. Ильина, полагающего, что все, так называемые, объективные критерии социальной стратификации субъективны с точки зрения придаваемой им роли. Принятые в социологии критерии ранжирования, на его взгляд, не всегда разделяются большинством, хотя составляют ядро господствующей идеологии. В силу этого набор критериев может быть существенно дополнен, что, вероятно, позволит, наконец, определить истинное место нищих в социальной структуре общества.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает субкультура нищих, которая, по мнению социологов, всегда выделялась своей относительной герметичностью и отгороженностью от общепринятых культурных ценностей и норм. Данная субкультура имеет основание в виде особой коллективной психологии, которая характеризуется противоречивыми, внутренне несогласованными установками: внешний кураж, удаль, завышенные амбиции среди своих и нереализованные надежды, страх жизни, глубокая скорбь наедине с самим собой; жажда свободы, независимости (самооценка: «мы вольные птицы», «сами по себе живем») и фактическая униженность, беспомощность; ощущение социальной несправедливости и нежелание изменить ситуацию, склонность к паразитизму и иждивенчеству.

Сложность и многоаспектность феномена нищенства обусловила и различие в подходах исследователей к данной проблеме. Своеобразие подходов и понимания сущности нищенства во многом определяются спецификой конкретной социальной действительности и тех форм, которые данное явление в ней приобретает. В западной традиции изучения феномена нищенства выделяются такие направления анализа, как раннехристианская теологическая позиция, в основу которой легли библейские принципы; социал-дарвинистский и эгалитаристский подходы, противоположные по своей направленности; культурный и нормативный подходы, опирающиеся на эмпирический материал. Не смотря на разнообразие подходов, используемых западными мыслителями при анализе проблемы нищенства, не достаточно внимания уделяется, на наш взгляд, таким факторам, порождающим нищету, как невежество народа, низкий уровень его образования, нарушение внутрисемейных связей и отношений.

Современные российские исследователи в области изучаемой проблемы разделились на два полярных лагеря: на тех, кто характеризует нищенство как болезнь общества, вставшего на путь рыночных отношений и тех, кто определяет нищенство как индивидуальный процесс, отражающий социально-психологическую несостоятельность отдельных личностей.

В настоящее время нищими могут быть не только выходцы из «низов», но и те, кто имеет профессию и раньше прилично жил. Это и научные работники, и беженцы, пенсионеры и инвалиды. Много среди нищих детей, матерей-одиночек, потерявших работу, родителей детей-инвалидов.

Чаще всего просящим подаяние на улице можно встретить мужчину среднего или пожилого возраста с различными физическими дефектами, женщин неопределённого возраста, мальчиков младшего школьного возраста, взимающих дань с посетителей кафе, пивбаров и других общественных мест, женщин с детьми.

Места, наиболее «популярные» у просителей — это тамбуры крупных магазинов, кафе, пивбары, рынки, вокзалы, пешеходные потоки, светофоры на трассах.

Есть еще одна категория нищих — бомжи. Аббревиатура «БОМЖ» означает лицо «без определенного места жительства». Сами бомжи (по крайней мере та их часть, которая имеет на это моральное право) предпочитают называть себя «бичами», от сокращения «БИЧ» — «бывший интеллигентный человек».

Бродяжничество – это социальное явление, характеризующееся скитанием лиц без определенного места жительства в течение длительного времени по территории страны либо в пределах населенного пункта или города. Бездомность – это отсутствие постоянного жилища у индивидов или семей, что делает невозможным как ведение оседлого образа жизни, так и полноценное социальное функционирование. Как бродяжничество, так и бездомность — явления, присущие человечеству на всем протяжении его существования. Но особенно широко они распространяется в периоды социальных потрясений и стихийных бедствий, а именно: войн, голода, наводнений, землетрясений, кризисных процессов в тех или иных странах.

Ныне оно присуще как развитым, так и слаборазвитым странам. Не является исключением и Россия.

Наиболее характерными причинами, усугубляющими проблему бездомности и бродяжничества, для многих стран в настоящее время являются: недостаточное количество жилищ, нехватка дешевого жилья; безработица, обусловливающая отсутствие средств для оплаты жилья; малодоходность многих семей и отдельных граждан; социальное здоровье общества (наличие душевнобольных, лиц с отклоняющимся поведением, наркоманов, алкоголиков; нездоровые отношения в семье; положение лиц, вышедших из мест заключения); слабые возможности реализации социальных программ, нацеленных на оказание материальной и другой помощи малообеспеченным семьям, группам риска и т.д.

Существуют две группы причин бездомности и нищенства, т.е. того, почему люди являются бездомными. Условно их можно обозначить как первичные и вторичные причины.

К первичным причинам можно отнести те причины, по которым люди становятся бездомными (причины утраты жилья и др.). Иначе их можно назвать источниками или первопричинами бездомности.

Вторичные – причины, по которым бездомные люди не могут ресоциализироваться (восстановить права на занимаемые ранее или приобрести права на другие жилые помещения), то есть факторы, препятствующие ресоциализации.

К ним следует прежде всего отнести:

— делегализацию;

— стигматизацию;

— дискриминацию;

— отсутствие реалистичной государственной политики, направленной на цивилизованное и гуманное решение проблемы бездомности, и эффективных государственных программ ресоциализации бездомных; несоответствие законодательства задачам ресоциализации бездомных.

В нынешних условиях в качестве важнейших факторов роста числа бездомных в России и в целом в СНГ можно назвать развал СССР, нестабильность во взаимоотношениях вновь образованных государств, межнациональные конфликты, разгул рыночной стихии, «дикого» капитализма.

Оставшиеся без крыши над головой в силу обстоятельств или личных склонностей, пристрастий, бомжи представляют собой реальную и потенциальную угрозу обществу, окружающим. Нередко и само общество толкает их к этому. Невозможность получить жилье, устроиться на работу побуждает часть таких людей на преступления (случайные заработки и попрошайничество не выход из положения). Ситуация особенно усугубляется в кризисных условиях

Ряды бездомных пополняют бывшие заключенные, убегающие от родителей дети, инвалиды, наркоманы и алкоголики, беженцы, военнослужащие, возвращающиеся из других стран. Большинство бездомных — одинокие мужчины. Женщины среди бездомных составляют около 10%. Это алкоголички, женщины, вернувшиеся из мест заключения (последняя группа составляет около 20% всей численности бездомных женщин).

Анализ социального положения нищих в структуре современного российского общества, однозначно указывает на то, что нищие – социальные изгои, не имеющие веса ни по одному из возможных стратификационных показателей (материальному, культурно-нормативному, политическому и профессиональному), следовательно, выступают в качестве паразитирующих слоев общества. Однако нами была учтена и альтернативная позиция в отношении нищих и их места в структуре общества — это позиция российского социолога В. Ильина, полагающего, что все, так называемые, объективные критерии социальной стратификации субъективны с точки зрения придаваемой им роли.

Принятые в социологии критерии ранжирования, на его взгляд, не всегда разделяются большинством, хотя составляют ядро господствующей идеологии. В силу этого набор критериев может быть существенно дополнен, что, вероятно, позволит, наконец, определить истинное место нищих в социальной структуре общества.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает субкультура нищих, которая, по мнению социологов, всегда выделялась своей относительной герметичностью и отгороженностью от общепринятых культурных ценностей и норм. Данная субкультура имеет основание в виде особой коллективной психологии, которая характеризуется противоречивыми, внутренне несогласованными установками: внешний кураж, удаль, завышенные амбиции среди своих и нереализованные надежды, страх жизни, глубокая скорбь наедине с самим собой; жажда свободы, независимости (самооценка: «мы вольные птицы», «сами по себе живем») и фактическая униженность, беспомощность; ощущение социальной несправедливости и нежелание изменить ситуацию, склонность к паразитизму и иждивенчеству.

На основе всех, выделенных нами признаков нищих и их типологических характеристик, мы вводим следующее определение нищенства: это крайне тяжелое социальное положение определенной группы людей, характеризующееся их предельно низким материальным положением, изоляцией от общества, лишенностью социальных ресурсов, устойчивых связей, утратой элементарных социальных навыков и доминантных ценностей социума. В качестве критериев отнесения людей к группе нищих мы выделили следующие особенности:

1. Уровень жизни нищих ниже уровня бедности. Согласно расчетам, сделанным специалистами ООН, этот уровень исчисляется в 1 доллар США на одного человека в день.

2. Жизнь на подаяние. Следует отметить, что под подаянием мы подразумеваем не только милостыню добрых сограждан, но и любые другие благотворительные средства, которые являются единственным источником существования человека: будь то благотворительность государства или других общественных структур.

3. Образ жизни нищих, который выражается в добровольном или вынужденном разрыве с семьей, в отсутствии родственных связей, отчужденности человека от основных социальных институтов.

4. Изоляция от общества как признак андеркласса.

5. Маргинальное положение нищих, которое приводит их к состоянию дезадаптации, дезориентации в социуме, и значительно снижает жизненные шансы этих людей.

 

 

 

2. ПРОФИЛАКТИКА НИЩЕНСТВА КАК СОЦИОПАРАЗИТАРНОГО ПОВЕДЕНИЯ

 

Меры профилактики и борьбы с нищенством в различные периоды развития России, которые условно были представлены в трех формах: запретительно-репрессивные, система общественного и личного призрения и «социальная политика». Они шли одна за другой в историческом процессе, но, не вытесняя предыдущую, а сложно сосуществуя и взаимодействуя. Чисто репрессивные меры против нищих и бродяг доказали свою несостоятельность.

Анализируя отечественный опыт борьбы с нищенством, можно отметить, что наиболее эффективный способ реабилитации бродяг и нищих в конце XIX в. российские благотворители видели именно в трудовой помощи: честный труд как «единственный залог счастливой и на христианских началах основанной жизни». Притом, не только центральные города, такие как Москва и С.-Петербург, но и малые, в том числе сибирские города внесли весомый вклад в развитие благотворительности и меценатства в России. Именно в конце XIX начале ХХ вв. Россия пережила пик развития благотворительных обществ и учреждений: ночлежных домов, приютов, домов трудолюбия, дешевых чайных и столовых, опыт которых для нас сегодня является особо ценным, учитывая семидесятилетний перерыв в практике благотворительности.

Хочется отметить, что во многом успех благотворительной деятельности зависит от степени толерантности людей к слою нищих, от их желания оказать посильную помощь тем, кто оказался на «дне».

Можно сгруппировать все мероприятия по профилактике и устранению нищенства в единую концепцию. Основными положениями данной концепции явились следующие:

1. Определение статуса нищего на государственном уровне;

2. Духовное возрождение нищих — людей с минимальным запасом нравственной прочности;

3. Привлечение нищих к обустройству Домов Благотворительности, с целью создания для них рабочих мест;

4. Обеспечение государством гарантии социальной безопасности человека;

5. Всестороннее укрепление положения семьи посредством различных программ поддержки, повышение ее статуса в общественном сознании;

6. Повышение степени ответственности родителей за детей;

7. Подготовка кадров, специализирующихся на работе с беспризорными детьми и социальными изгоями;

8. Привлечение ученых к всестороннему исследованию процессов пауперизации населения.

Опыт изучения андеркласса как элемента социальной структуры развитых стран Запада, равно как и современной России позволил нам сделать вывод о том, что социальная политика государства действует не только в рамках существующих отношений и социальных проблем определенных слоев населения.

Государство своими действиями само активно конструирует социальную реальность, трансформируя существующие социальные группы, определяя их социальный статус, экономическое поведение и нормативно-ценностные установки.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом нищенство как социологическое понятие выражает не только недостаток экономических ресурсов для обеспечения определенного стандарта жизнедеятельности, но и особый образ, стиль жизни, стереотипы восприятия и психологию; современное нищенство отличается многообразием в своих проявлениях и может быть классифицировано в зависимости от 1). типа поведения нищего: демонстративного или скрытого, 2). от степени его социальной опасности: опасное, нейтральное и неопасное, 3) от демографических характеристик: пола и возраста нищего; в соответствии с данными индикаторами.

Можно выделить 9 наиболее типичных представителей нищих в современной несмотря на существенные различия между выделенными типами, у них есть сходные черты: отверженность обществом, лишенность социальных ресурсов, устойчивых связей, утрата элементарных социальных навыков и доминантных ценностей социума. Дискредитирующий атрибут (стигма), который налагается общественным мнением на нищих, значительно снижает жизненные шансы этих по четырем, рассмотренным нами, стратификационным критериям: экономическому, культурно-нормативному, политическому и профессиональному слой нищих характеризуется отрицательно, он просто паразитирует на том, что у других, верхних слоев, по этим же критериям есть тот или иной социальный вес; не исключается, однако, мнение некоторых российских социологов о том, что критерии стратификации могут быть значительно расширены, если учесть мнения самих бедных слоев населения; мероприятия по профилактике и устранению нищенства как социального явления должны строиться на национальных традициях российского общественного вспомоществования, в том числе, меценатства, с опорой на законодательную базу и с учетом российской ментальности.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Кудрявцева М. Драматургия попрошайничества // Невидимые грани реальности. Сборник статей. СПб. Центр независимых социологических исследований. 2001. С. 37-49.
  2. Москвина Н.Р. Бедность как социальная проблема //»Проблемы общественного развития в зеркале социологии и экономики» Тезисы докладов III межрегиональной научной конференции Екатеринбург, 2000. С. 42-44.
    Пенза, 2001. С. 70-72.
  3. Москвина Н.Р. Нищие в системе социальной стратификации //Глобализация, федерализм и региональное развитие: Сборник тезисов. Тюмень: Изд-во ТГУ, 2001. С.101-102.
  4. Москвина Н.Р. Особенности социальной работы в области профилактики и борьбы с нищенством (статья)//Налоги. Инвестиции. Капитал. 2002. №1-2. С. 101-104.
  5. Павленек П.Д. Руднева М.Я. Социальная работа с лицами и группами девиантного поведения. М., 2007.
  6. Фирсов М.В. История социальной работы в России.–М.: ВЛАДОС, 2001.
  7. Юликова Е.П., Новикова М.А., Маршак А.Л. Проблемы лиц без определённого места жительства (БОМЖ) и пути их решения // Социально бытовое обслуживание пенсионеров и инвалидов. М. ЦБНТИ Минтруда России. 1997. Вып. 5.

Комментирование закрыто.

Вверх страницы